О медиаграмотности современной языковой личности

Л.Г. АнтоноваЛ.Г. Антонова, доктор педагогических наук, профессор,
заведующая кафедрой теории и практики коммуникации,
Ярославский государственный университет им. П.Г. Демидова,
г. Ярославль, Россия

Аннотация
В статье дается рабочее толкование понятия медиаграмотность в контексте общих проблем медиакультуры и медиаобразования. Автор представляет итоги мониторинга медиаграмотности студентов региональных вузов и делает методические обобщения.

Ключевые слова: медиапространство, медиаобразование, медиаграмотность современной языковой личности,  итоги мониторинга медиаграмотности.

Mrs. Antonova ÂrGu love them. P.g. Demidova head of communication theory and practice, doctor of pedagogical sciences, Professor.

On the media literacy of the modern linguistic identity

Оf abstract: the article gives a working definition of media literacy in the context of the common problems of media and media education. The author presents the results of the monitoring of media literacy of the students of regional universities and making procedural synthesis.
Tags: media, media education, media literacy in modern language, the results of the monitoring of media literacy.

Cкачать статью в .pdf

Современная языковая личность живет в медиапространстве: ее окружают, на нее воздействуют информационные потоки, порожденные событиями и псевдособытиями массовой коммуникации; от нее требуют с определенной периодичностью и частотностью реагировать на получаемую информацию (отбирать, отслеживать для себя нужное, оценивать, проводя конструктивный анализ, достоинства и недостатки); выступать «передатчиком», «референтом» полученной информации.    

Медиапространство, порожденное современной массовой коммуникацией, не отвечает требованиям экологичности: в эфир «вбрасывается» информация «недостоверная», подготовленная «недобросовестными» работниками СМИ;  эта информация часто, благодаря искусству мультимедийных технологий, представляет превосходный инструмент для скрытого информационного воздействия, управления психическим и психоэмоциональным состоянием и, как следствие, возникает угроза манипулирования общественным сознанием.

Все эти современные явления новой парадигмы отношений: человек− информация−общество−создают прецедент значимости для современной языковой личности определенной суммы знаний и умений о способах и средствах восприятия, переработки, транслирования информации в условиях медиапространства.

На стыке нескольких областей знаний, изучающих процессы взаимодействия языковой личности и массовой информации возникает понятие «медиаграмотность». На первом этапе своего возникновения (в 1980-е годы) оно мыслилось учеными и практиками как критическое отношение к «эфирной телеинформации», умелое дозирование телепросмотров и критическое отношение к качеству серийных телематериалов. В настоящее время, в связи с расширенными возможностями теле- и радиовещания, электронных средств информации, выдвигаются более жесткие требования к человеку как «потребителю информационного продукта массовой коммуникации». Современной языковой личности «вменяют в обязанность» грамотно «считывать» информацию, поступающую к ней в новом медийном пространстве, быть готовой к оценке имплицитной информации; умело конструировать логико-смысловые отношения внутри информационных потоков, уметь противостоять «недостоверности» и открытой «провокативности» информации; уметь защищать себя и окружающих от «информационного насилия», безнравственности, антидуховности.

Можно утверждать, что ответственность за качественное состояние дискурса в современном медиапространстве должны разделить создатели и потребители информации. В этом случае медиаграмотность будет рассматриваться как обязательное условие грамотного и эффективного поведения в условиях современной информосферы. Данное комплексное понятие включает определенную сумму знаний, которая соотносится с такими важными понятиями коммуникативистики, как  «коммуникативная компетентность»,  «медиатекст и его особенности», «приемы речевого воздействия и  приемы манипулирования в текстах массовой коммуникации»; «речевое воздействие» и «манипулирование» включают знание и понимание инструментальных техник, позволяющих оценить качество предлагаемого текста как нового медийного продукта. Медиаграмотность должна пониматься и в более широком смысле: как процесс осмысленного коммуникативного дискурса в рамках массовой культуры; образ мышления, который отличает не потребителя информации, а языковую личность с задатками медиума, включенную в процесс медиаобразования и постигшую язык (грамматику) медиакультуры.

В этом году мы провели комплексное исследование медиаграмотности студентов различных ярославских вузов и получили первые результаты.
Опрошено было по данной анкете−90 человек (студенты ЯГПУ, ЯрГУ: филологического, юридического,  государственного муниципального управления).

Проанализируем итоги опроса  в контексте тех основных положений, которые мы предложили для проверки   медиаграмотности  современной языковой личности.  

      Первый блок вопросов  позволил проверить, насколько интернет-общение важно для языковой личности как пользователя.

Респонденты активно пользуются интернетом (более 95% из числа опрошенных нами говорят о преимуществе интернета при получении информации).

При этом  студенты  демонстрируют следующие предпочтения:

  •  Поиску информации в учебных целях (80 чел.).
  • В основном знакомятся с новостными материалами (65 чел.).
  • Поиск информации «с бытовыми целями» (25 чел.).
  • Очень часто  обращаются  к Википедии и к словарям (более половины опрошенных).
  •  Читают  книги в интернет-формате  (53 чел.).
  • Прослушивают музыку  (42чел).
  • Смотрят фильмы  (67чел).
  • Скачивают для своей  картотеки фильмы, книги, музыку  (72чел).

 При восприятии информации и ее обработке опрошенные демонстрируют определенные «наработанные» умения интернет-пользователей:

  • Информацию в интернете молодежь ищет целенаправленно (90 чел.).
  • Читают комментарии  к новостным событиям (43 чел.−почти половина       опрошенных).
  • При просмотре новостей обращают внимание на подробности, если заинтересовало событие (54 чел).
  •  Около  половины (42 чел.)  активно принимают участие в электронных опросах и голосованиях.
  • Достаточно часто размещают свои тексты (в основном общественно-социальной поддержки или социального отклика на проблему(27 чел.); реже размещают «творческие тексты» (эссе или «белые стихи»−16чел.).

       Но обращает на себя внимание тот факт, что восприятие текста идет в режиме «глобального» или «обзорного» восприятия:

  • Читают в основном заголовки (12 чел.) и тексты менее  1-2 страниц (25 чел.).
  •  Отдают предпочтения  поликодовым информационным материалам, где текст «поддерживается» фотографиями или видеосюжетами  (34 чел.).

 
Второй блок вопросов позволил проверить качество знаний и умений языковой личности в электронной переписке и скайп-технологиях как средстве межличностного общения в интернет-коммуникации. Мы получили следующие данные:

  • Активно пользуются скайп-технологиями (56 чел.).
  • Активно ведут переписку (86 чел.).
  • Отвечают на письма (64 чел.).

Но контекст ответов свидетельствует, что студенты недостаточно осведомлены  в вопросах оформления электронного письма и самого формата электронной  переписки:

  • в электронной переписке  респонденты    не всегда соблюдают элементарные этикетные правила письма:   не пишут (26) или пишут не всегда (28) обращение к адресату;
  •  не соблюдают правила адресации: отвечают не на все электронные письма (47чел.)  или отвечают на те письма, где  «требуется» официально или неофициально подтвердить  получение информации  или ее оценить;
  •  не соблюдают правила орфографии и пунктуации (65 чел.), переходят на  латиницу, если не знают, как пишется русское слово (18чел.); не проверяют написанное (67чел.) и «не видят необходимости в строгом соблюдении всех типов грамматических правил» в отличие от реального («бумажного») письма (43 чел.).

Но обращает на себя внимание тот факт, что респонденты, как носители иного «опыта пишущего», активно используют возможности электронного эпистолярия: активно пользуются смайликами, заменяющими слова или целые предложения (56 чел.); «прикрепляют» дополнительно фото, видео или mms- файлы (34 чел.); иногда делают даже «отсылку» к другим электронным порталам или личным блоговым записям (21 чел.).

Необходимо отметить, что большинство респондентов рассматривает интернет-коммуникацию  как форму отдыха (60%), приятное «неформальное общение». Преимущества интернет-общения  опрошенные  оценивают следующим образом:  «комфортное», «без выхода из дома» (34чел.) и  «не требующее особых обязательств» (34 чел).

Большинство признается, что испытывает «чувство зависимости от интернета»: желание скорее включить, проверить почту или «войти в контакт», чтобы не «потерять налаженные связи» (62чел.).

На вопрос: «В каких социальных сетях вы зарегистрированы?»   респонденты  отвечают активно и в основном называют следующие интернет-ресурсы, причем,  часто говорят о своей «прописке» на нескольких порталах одновременно:
- Вконтакте – 68 человек ;
- Фейсбук – 34 человека;
- Твиттер – 19 человек;
- Одноклассники – 67человек;
- ICQ – 17 человек.

Большая часть респондентов  не зарегистрирована на форумах (56 чел.) и объясняет свою «коммуникативную инертность»  недоверием (25 чел.) к вопросам обсуждения или к процессу (32 чел.) и его «отрежиссированности» и «искусственности» (« спор ради спора», «треп»). 

Чат или форумы как форму общения респонденты(46 чел.) используют довольно часто, но большинство (25 чел.) заинтересованно читают хроники обсуждений, а не сами принимают участие в дискуссии.

Таким образом, интернет - ресурсы респондентами активно «осваиваются» и используются как приоритетная форма досуга, но опрошенные пользователи  в основном выступают как  «пассивные наблюдатели», «участники», а не «инициаторы» общения в интернет-среде.

На вопросы  о владении компьютерными программами было получено довольно много  положительных ответов: студенты знают и активно используют следующие компьютерные программы:
- Point – (56 чел);
- word – (90 чел);
- весь Офис – (34 чел.);
- Exel – (45 чел.) ;
- MS Visual Studio – (23чел.) ;
- Photoshop – (14 чел.) ;
- pascal – (12 чел.).

Но в то же время студенты признаются, что в основном они   «умеют готовить и проводить презентации» и «нуждаются  в подсказке» и консультации, когда обращаются к «серьезным мультимедийным ресурсам», что свидетельствует о критическом отношении  респондентов как  медиапользователей к своим знаниям и своей медиаграмотности.
Оценивая интернет как социальную среду, респонденты активно включились в обсуждение.  Большинство из них считает, что интернет-зависимость может повредить психике человека, особенно ребенка (69чел.), поэтому предлагают   «ограничивать доступ детей в интернет»,  и сами  готовы на ограничения в пользовании интернетом  или «дозированного использования интернет-ресурсов (45 чел.).

Показателен тот факт, что основная часть респондентов считает, что «медиаграмотности  надо учить»   (30 чел.)  или  ее  нужно «оценивать» в числе  показателей  культуры современного человека (34 чел.).
Большинство опрошенных студентов уверено, что следует принять «общественные правила для пользователей интернет-ресурсами»: 
-  быть вежливыми, грамотными –  56 чел.,
- общаться без оскорблений –  60чел.,
- уважительно общаться на форумах и при переписке – 32 чел.

 

Для нас чрезвычайно был важен  ответ на вопрос: «Какого человека можно назвать медиаграмотным?»  Признаемся, что не все студенты давали полные и развернутые ответы, но все пытались   сформулировать наиболее важную для себя информацию о  понятии  «медиаграмотность».

В целом мы получили вот такое комплексное   представление о медиаграмотном человеке, своеобразный  коллективно составленный  «медийный паспорт» грамотной языковой личности. В него вошли следующие выделенными респондентами параметры:
- медиаграмотная личность−«человек, способный объективно и правильно воспринимать информацию в интернете, а также пользоваться компьютерными программами»; «человек, который хорошо понимает медиа динамику»; «человек, который умеет пользоваться интернетом, может найти нужную информацию, соблюдает правила поведения в интернете, но не страдает интернет-зависимостью»; «человек, который умеет пользоваться современными технологиями, осведомлен о разных возможностях в сети интернет»; «человек, соблюдающий правила виртуального общения»;  «человек – умный и  активный в поиске нового,  хороший собеседник в чате и в контакте».

Мы понимаем, что такой портрет медиаграмотной личности, составленный на основе анкет наших студентов,  далек пока от полноты и совершенства, но  при проведении экспериментального опроса мы получили подтверждение востребованности  у целевой аудитории нашей научной гипотезы о своевременности обращения к методологии  разработки проблемы медиаграмотной личности.  Анализ ответов респондентов−студентов ярославских вузов−доказывает оправданность научных и методических  идей:   поиска   содержательной структуры понятия «медиаграмотности» и  разработки  поэтапной методики формирования   комплекса умений медиаграмотности  как обязательного условия  качественного образования в современной парадигме подготовки выпускника вуза как будущего профессионала, для которого  медийное пространство  станет приоритетным  в его профессиональных  научных и  социальных опытах.

 

Дополнительная информация