УДК 159.9.072.42
ББК 88. 23

Влияние осязательно-кинестетических ощущений на восприятие медиапродуктов

Кагиров Радик РобертовичКагиров Радик Робертович
RA-Studio, продюсер
Этот адрес электронной почты защищен от спам-ботов. У вас должен быть включен JavaScript для просмотра.

Краткая аннотация:
Захват и удержание внимания зрителей возможно сделать более «осязаемым и крепким», если учитывать и использовать особенности человеческого восприятия, тесно увязанные с кинестетическими ощущениями.

Ключевые слова:
биомеханика, восприятие, движение, кинестетика, осязание, предварительное тестирование медиапродуктов, психомоторика, эмоции.

 

Influence of haptic senses on perception of media-products


Radik Kagirov
RA-Studio, producer
Этот адрес электронной почты защищен от спам-ботов. У вас должен быть включен JavaScript для просмотра.

Key words:
biomechanics, kinesthetic, movements, perception, precursory testing of media-products, psychomotor, touch.

Annotation:
Considering particular qualities of human’s perception, that closely related to haptic senses, would be useful for better «grasping and retention» of viewer’s attention.

Cкачать статью в .pdf

ВВЕДЕНИЕ

Известно, что двигательная и мыслительная деятельность – важнейшие взаимосвязанные атрибуты жизнедеятельности человека. С развитием новых медийных технологий их взаимовлияние будет меняться и проявляться по-новому. Учет данных взаимосвязей откроет новые перспективы для оптимизации человеческой деятельности в производственной, образовательной и иных областях, а так же для получения дополнительных экономических выгод.

Большинство людей сейчас почти все время находятся в движущемся потоке информации и почти постоянно «в режиме он-лайн».
Даже если мы долго находимся в одном и том же помещении, современные медийные средства создают у нас иллюзию движения и перемещения. Авторы современных медиапродуктов проявляют большое умение и мастерство в захвате и «подхлестывании» внимания зрителей. В том числе благодаря имитации движений. Используется множество испытанных приемов: беспрестанно мелькающие картинки, смена мест, ситуаций и сцен, развороты и наплывы камерой, масштабирование, панорамирование, энергично двигающиеся актеры и танцоры, и т.д. и т.п.

Теле- и кинозрителю не просто не дают возможности отвлечься или уснуть, вовлекая его в разного рода «движения» – его самыми разными способами подталкивают к тому, чтобы совершать некие действия. Например, недавно, в августе 2014 г в некоторых кинотеатрах Китая появились новые интерактивные услуги [14] – во время сеанса теперь можно отправлять с телефона комментарии о фильме, которые сразу же появляются на экране. Новая система проката внедрена с целью привлечения зрителей в ряде кинотеатров Пекина, Шанхая и Гуанчжоу и, по данным Le Vision Pictures, несмотря на свою противоречивость, уже повысила кассовые сборы.

В настоящее время информационного бума, в наступившую «эпоху экономики внимания» предварительное тестирование эмоционально провоцирующих информационных посланий, аудиовизуальных произведений и медиапродуктов является насущной необходимостью и актуальность подобных тестов со временем будет только возрастать. Достаточно трудно предсказывать реакцию потребителей (зрителей) и почти невозможно объективно оценивать творческие произведения. Особенно актуальным это становится в связи с введением новых мультимедийных технологий, со все более широкой реализацией трансмедийных проектов. Поэтому необходимы новые методы предварительного отбора наиболее перспективных идей и четкие, выверенные, объективные способы предварительной проверки медиапродуктов.

Рассмотрим текущее состояние дел с практическим внедрением новых сенсомоторных технологий и какие теоретические исследования осуществлялись в этой области.

Новые интерактивные устройства и осязательно-кинестетические интерфейсы

В 2006 г. журнал «Форбс» перечислил 10 вещей, которые значительно изменят наш образ жизни [1]. В числе первых названы «гаптические» устройства («haptic» – от греческого «осязать»), то есть осязательные и кинетические интерфейсы, «овеществляющие» виртуальность. Относительно простые «осязательные устройства» уже широко используются – в форме вибрирующих телефонов, игровых контроллеров, джойстиков и рулей, увеличивающих реалистичность игр, а так же в виде управляющих кнопок с обратной связью.

Специалисты прогнозируют, что в ближайшем будущем к уже существующим видам носимых устройств на базе смартфонов и планшетных компьютеров добавятся еще и «умные» наушники, кольца, браслеты, часы и даже одежда. Работа многих из этих устройств будет увязана с движениями тела человека, с его положением относительно окружающих объектов и с перемещениями в пространстве.

Научные исследования психомоторики человека

Психические и соматические (телесные) функции организма теснейшим образом связаны и постоянно взаимодействуют. Эмоции человека и его тело неразрывно связаны – изменение одного влечёт за собой изменение другого. Всякая эмоциональная реакция сопровождается двигательными паттернами. Эмоции изменяют мышечное напряжение, а смена положения тела изменяет эмоциональное состояние.
Изучение взаимодействий психики и тела некогда привело к появлению объективной психологии, основанной на количественном измерении моторных и висцеральных функций. При этом, для объективного изучения психики в школе И.П. Павлова использовались висцеральные реакции, а в школе В.М. Бехтерева моторные реакции.

И.М. Сеченов писал, что «все без исключения качества внешних проявлений мозговой деятельности, которые мы характеризуем, например, словами: одушевленность, страстность, насмешка, печаль, радость и пр., суть не что иное, как результаты большего или меньшего укорочения какой-нибудь группы мышц» [19, с. 320].

Изучением психомоторики в рамках психофизиологии занимались Б.М. Бехтерев [10], К.Н. Корнилов [14], Д.А. Смирнов [20]. В начале ХХ в. М.О. Гуревич [12], Э. Кречмер [15] и Н.И. Озерецкий [12] изучали психомоторику для описания конституциональных свойств личности. Н.Гамбургер, Д.А.Смирнов [20] предприняли первые попытки системного описания моторной сферы человека. Создателем первой теоретико-эмпирической концепции построения движений стал Н.А. Бернштейн [9] (1934г).

В работе «Мышление как особо сложная форма поведения» Л.С. Выготский утверждал, что «всякая мысль, связанная с движением, вызывает сама по себе некоторое предварительное напряжение соответствующей мускулатуры, выражая тенденцию реализоваться в движении….» [11, с. 1007]

Наиболее глубокое и точное определение понятия «Психомоторика» было предложено И.М.Сеченовым: «Это объективация всех форм психического отражения определяемыми ими движениями» [19, с. 463].

Исследования по восприятию кино

В процессе длительного развития театрального и киноискусства, в драматургии накоплен огромный опыт по воздействию на эмоции. Здесь жесты, проявленные и скрытые, очень многое значат.

Не только осознание актером своей роли, но и пластическое состояние его тела определяет проживаемые актером эмоции. Как писал В.Э. Мейерхольд, «Положение нашего тела в пространстве влияет на все, что мы называем эмоцией, интонацией в произносимой фразе, точно есть какой-то толчок в мозг» [16].

Разработанная Мейерхольдом система подготовки актеров, названная Биомеханикой, позволяет идти от внешнего к внутреннему, от точно найденного движения и верной интонации к эмоциональной правде. Эта система и сегодня вызывает острый интерес театральных деятелей во всем мире.

Теория театральной биомеханики опиралась, с одной стороны, на психологическую концепцию У.Джемса (о первичности физической реакции по отношению к реакции эмоциональной), на рефлексологию В. М. Бехтерева и эксперименты И.П. Павлова. С другой стороны, биомеханика представляла собой применение идей американской школы организации труда, последователей Ф.У. Тейлора в сфере актерской игры (т. н. «тейлоризацию театра»).

Первостепенное внимание Мейерхольд уделял действию, пластическому действию как основе актерского искусства. Соотношение слова и движения в творческом процессе актерской игры изначально было понято Мейерхольдом определенно, выражено резко: «Слова в театре лишь узоры на канве движений» [17, с. 208].

Сейчас психология, биомеханика и нейронауки заметно расширяют эти знания.

Когда-то кинематограф, по сути, стал одним из прародителей виртуальной реальности. Поскольку его технологическая цель изначально заключалась в том же самом – воздействии на сознание человека, желании пробудить чувство сопереживания, при этом активно использовалось моделирование ситуаций. Фрэнсис Хэмит, например, считает, что идея виртуальной реальности родилась только благодаря тому, что некогда эволюция знаковых систем искусства привела к созданию кинематографа, соединившего в себе живопись, дизайн, драму, танец, музыку, фотографию, а с недавних пор – компьютерную графику, и многое другое (Хэмит, 1993) [6].

Понятно, что эффект от кинематографа, «скрещенного» с технологиями виртуальной реальности, окажется еще сильнее. По прогнозам некоторых аналитиков, виртуальная реальность – это и есть завтрашний день кинематографа.

Исследования эмпатии и зеркальных нейронов.

Многие авторы приходили к выводу, что наблюдение за действиями других людей способствует возникновению похожего стиля поведения. Ещё в 1890 году William James описал [8] идеомоторные действия – мысль о каком-то действии непроизвольно увеличивает вероятность совершить его. Chartrand с коллегами (1999) исследовали т.н. эффект хамелеона [2], суть которого в том, что человек бессознательно подражает позе, манерам, выражениям лица и другим аспектам поведения своих партнёров по общению – его поведение начинает становиться похожим на поведение людей в его окружении. Кроме того, было выявлено, что более эмпатичные от природы люди проявляют этот эффект с большей степени.

Способ движения человека отражает его внутренних мир. В танцевально-двигательной терапии это называют кинестетической эмпатией. В телесной терапии – соматическим резонансом. Современная нейронаука указывает, что врождённая способность мозга к эмпатическому сопереживанию во многом опосредована зеркальными нейронами.

Феномен зеркальных нейронов был открыт в начале 90-х годов, когда проводились эксперименты с регистрацией нейронной активности у животных. Например, в группе Джакомо Риззолатти такая активность фиксировалась у обезьян [7]. Эту группу интересовало, как и какие нейроны активируются в тот момент, когда животное захватывает какие-то объекты вроде апельсина или яблока. Регистрация проводилась в моторной коре, и логично было предполагать, что в тот момент, когда обезьяна протягивает лапу и берёт какой-то съедобный объект, активируются нейроны, связанные с выполнением этого действия. Оказалось, что в тот у обезьян, наблюдающих за действиями других живых организмов, происходит активация тех нейронных групп, которые связаны с их собственным выполнением таких же действий или таких же видов поведения.

П. Шильдер писал [21]: «Позиционная модель нашего собственного тела связана с позиционной моделью тела других людей. Позиционные модели людей связаны между собой. Мы чувствуем образы тела других людей. Опыт, переживание собственного образа тела и опыт, переживание тела других людей тесно переплетаются между собой. Также как наши эмоции и действия неотделимы от образа тела, также и эмоции и действия других неотделимы от их тел».

В свою очередь, в исследовании о коммуницирующих эмоциях, Мелани Кляйн указывает [5], что каждая эмоция имеет определенный психологический код и характерный мозговой паттерн, управляемый ЦНС и биологически скоординированный – этот процесс одинаков у всех людей. К тому же, переживание разных эмоций и соответствующих им мышечных реакций также универсально, всеобще. Поэтому мы способны воспринимать и узнавать эмоциональные состояния других. Наши эмоциональные ответные реакции на других людей обычно исходят из наших интерпретаций телесных действий и реакций других, воспринимаемые, узнаваемые и переживаемые нами на кинестетическом уровне. Кинестетическая эмпатия, которая в основном является бессознательной, играет свою роль в вербальном и невербальном общении между людьми.

 

Увидеть, значит почувствовать

Несомненно, другие люди – самые важные визуальные объекты нашего окружения. В соответствии с этим когнитивная нейронаука обнаружила, что восприятие других человеческих существ базируется на мозговых механизмах, специально предназначенных для обработки визуальной информации от соответствующих групп социальных и биологических стимулов [4].
Множество исследований сфокусировано на нейрокогнитивных механизмах, содействующих восприятию человеческих лиц и тел, поскольку и те и другие обеспечивают информацию, необходимую для социальных взаимодействий и межличностных отношений.

Исследователи из Sahlgrenska Academy (University of Gothenburg, Sweden) изучали социальные свойства кожной чувствительности [6]. Они сфокусировались на динамических касаниях с продолжительными, медленными и повторяющимися движениями по коже, напоминающими поглаживания и ласки. На МРТ отслеживался кровоток в задней островковой области мозга (posterior insular cortex – PIC) связанной с ситуациями сочувствия и обработки эмоций. В первой части эксперимента медленно проводили кистью по предплечью испытуемых. На скорости от 3 до 30 сантиметров в секунду. А во второй части эксперимента только показывали испытуемым видеофрагменты, на которых видно, как кистью проводят по предплечью. В случае со скоростью поглаживания 3 см/сек, на МРТ наблюдались почти аналогичные показатели кровотока – как при настоящем касании, так и при его визуальном наблюдении. Значит, даже когда мы просто наблюдаем чувственный кожный контакт, мы испытываем те же эмоции, как и при непосредственном прикосновении.

Исследования автора по данной теме

Собственные исследования автора включали тестирование эмоциональных стимулов с помощью фиксации изменений биомеханики локомоторных движений. Был замечен эффект взаимосвязи эмоциональных реакций и сложных локомоторных движений (бег, ходьба и т.п.). Обычно это были эксперименты с просмотром или прослушиванием медиапродуктов, осуществляемые на бегу: либо просмотр фильмов в так называемом «кардиозале» (где помимо беговой дорожки имеется большой телеэкран или телепроектор), либо прослушивание аудиокниг и аудиоспектаклей через наушники.

Была замечена четкая корреляция вызванных просмотром/прослушиванием медиапродукта эмоциональных стимулов с отклонением амплитуды, частоты, ритма и/или других характеристик локомоторных движений, что служит индикатором определенных эмоциональных реакций.

Наиболее выразительным показателем эмоционального состояния является двигательная реакция. При этом, локомоторные движения – циклические и повторяющиеся, поэтому относительно легко могут фиксироваться изменения и отклонения в них.

При изменении эмоционального состояния «на ходу» биомеханические проявления такого изменения становятся более заметными и иногда «бросаются в глаза» – у взволнованного человека буквально начинают «ноги заплетаться». В трудно разрешимой ситуации человек «от нетерпения» ускоряет движение. В запутанных и тягостных обстоятельствах, наоборот, замедляет шаги – переживания так сильны, что движение как бы уходит на второй план. Проявляется заметная в движениях дополнительная мобилизация сил, или, наоборот, нарастающая вялость и слабость.

Вышеперечисленные изменения движений могут легко фиксироваться наблюдателями, либо соответствующими автоматическими системами распознавания движений. При этом можно отслеживать отклонения амплитуды, частоты, ритма и/или других характеристик локомоторных движений относительно средних характеристик движения данного человека.

При тестировании медиапродуктов достаточно сопоставить время изменения локомоторных характеристик движений человека и время соответствующих эмоциональных «сигналов» – определенных сцен аудиовизуального произведения (медиапродукта).

Бежит, скажем, человек на беговой дорожке и смотрит фильм. Либо слушает аудиоспектакль в наушниках. Если, скажем, на 37-й минуте драматургического произведения задумана эмоционально волнующая сцена и в этот период наблюдалось, например, явное отклонение ритма бега у испытуемого, значит «эмоциональный отклик» вполне проявился – сцена удалась и задумка «сыграла». И, наоборот, в том месте фильма, где предполагалась сильная эмоциональная реакция, человек двигается в заданном темпе, почти без изменений – значит, сцена «не сыграла», не вызвала особых эмоций и нуждается в корректировке.

В настоящее время применяются различные способы анализа восприятия медиапродукта. На «предпросмотрах» (например, показ зрителям предварительной монтажной версии фильма) анализ проводится, в основном, на основе опросов фокус-групп. Реже применяется регистрация ЭКГ и ЭЭГ показателей, сложные нейрологические исследования с помощью МРТ-сканирования и т.п.

При традиционных способах тестирования медиапродуктов по физиологическим показателям (ЭЭГ, ЭКГ, МРТ) трудно фиксировать изменения в состоянии испытуемых, т.к. они, как правило, спокойно сидят или даже лежат – т.е. они физически неподвижны и находятся в стабильном, относительно удобном положении. В таких условиях эмоционально вызванные моторно-мышечные реакции (да и другие физиологические показатели) испытуемых крайне ограничены и мало заметны. При ходьбе и беге, напротив, человек находится в неустойчивом равновесии и совершает хоть и однотипные и повторяющиеся, но биомеханически достаточно сложные, скоординированные движения. Кроме того, при интенсивной физической нагрузке в организме быстрее осуществляется метаболизм и происходит повышенный выброс гормонов, что может еще более усилить вызванные медиапродуктом эмоциональные реакции.

В настоящее время с помощью МРТ сканеров делаются попытки тестирования фильмов – фиксируется повышение активности определенных зон мозга. Но так возможно тестировать только непродолжительные кинофрагменты. Полнометражный фильм таким образом протестировать пока невозможно. А с помощью биомеханического тестирования можно «прогнать» и двухчасовой фильм, если в качестве испытуемых будут выступать, например, бегуны на длинные дистанции.

Предлагаемая последовательность профессионального применения данных исследований:
- Сначала замеряются фоновые характеристики локомоторных движений испытуемого при беге (ходьбе и т.п.). Затем начинается трансляция тестируемого аудиовизуального произведения (медиапродукта) через видеоэкран и/или динамики (наушники).
- В тестируемом аудиовизуальном произведении заранее выбираются «контрольные точки» (периоды), соответствующие основным сюжетным событиям (особо волнительным сценам).
- В моменты напряженных сцен должны проявляться изменения в характеристиках локомоторных движений испытуемого (амплитуда, частота, сила).
- Измерения проводятся неоднократно, на различных испытуемых. Результаты тестов суммируются, исключаются случайные вариации.
- Если изменения локомоторных движений четко зафиксированы и они коррелируют с задуманными уровнями эмоционального напряжения, значит аудиовизуальное произведение сделано удачно. Если, наоборот, наблюдается слабые эмоционально-моторные реакции, значит необходимо изменить, доработать произведение (перемонтаж, переозвучка и т.п.), либо вовсе отказаться от его применения (в случае полной бесперспективности).

Области применения данного способа биомеханического тестирования:

В спорте и фитнесе – подбор методов и способов дополнительной мотивации тренирующихся.

Эмоциональный настрой увеличивает максимальную произвольную силу и скорость локомоций. Например, с давних времен и почти повсеместно в войнах использовалась громкая, энергичная музыка для поднятия боевого духа и мобилизации сил воинов. Поэтому эмоционально волнующие аудиовизуальные произведения возможно использовать в фитнесе и спорте.

Представителям медийных индустрий (кино, реклама и др.) – отбор наиболее перспективных проектов для реализации (до запуска в производство); предварительное тестирование медиапродуктов (перед выпуском на рынок), т.н. «пилотных серий» и «предварительных читок».

Таким способом возможно тестировать самые разные «эмоционально-провоцирующие» медийные продукты. На видео: кинофильмы, рекламные клипы, юмористические номера, телепрограммы и т.п. На аудио: музыкальные композиции, киносценарии (зачитанные вслух), политические речи и поздравления, аудиокниги и т.п.

Для данного вида тестирования подходят виды спорта, в которых локомоторные движения играют основную роль и биодинамика передвижений испытуемого носит циклический характер: ходьба и бег, лыжный ход, плавание, велосипед.

Возможные направления дальнейших исследований

К настоящему времени в науке накоплен достаточно большой объем материала, раскрывающего особенности соотношения двигательной и умственной сфер личности. Но применительно к новым интерактивным технологиям необходимо проведение новых исследований. Потребуется дальнейшее развитие теоретических средств для анализа движений в производственной деятельности, в искусстве и в повседневной жизни.

Так же перспективные интерактивные медиа могут помочь повысить эффективность образовательной деятельности. Дети все активнее пользуются новыми компьютерными устройствами и, скорее всего, так же будет и с использованием осязательно-кинестетических интерфейсов.

Заключение

Методики предварительного тестирования медиапродуктов на основе телесных реакций (биомеханических, кинематических и др. показателей) у аудитории позволяют повысить качество и прибыльность производимых медиапродуктов (фильмов, книг, музыкальных произведений и др.).
Вышеописанный способ тестирования эмоциональных стимулов (с помощью фиксации изменений биомеханики локомоторных движений) достаточно прост, не требует разработки новых сложных технологий – применим на базе существующих технических средств. Эффективность от внедрения подобных методик может быть достаточно большой.

Литература

  1. 10 Things That Will Change The Way We Live http://www.forbes.com/2006/02/16/cx_cd_0217featslide_print.html
  2. Chartrand T.L., Bargh J.A. The chameleon effect: the perception-behaviour link and social interaction // J. Pers. Soc. Psychol. 1999. Vol. 76. P. 893–910.
  3. Hammet F. Virtual reality. - New York, 1993. Перевод с английского М. Дзюбенко «Виртуальная реальность».
  4. Hari R, Kujala MV (2009) Brain basis of human social interaction: from concepts to brain imaging. Physiol Rev 89: 453–479.
  5. Klein, M. (1946). Notes on some schizoid mechanisms. In Envy and Gratitude and Other Works. London: Heinemann.
  6. Morrison, I., Björnsdotter, M., Olausson, H.(2011) Vicarious Responses to Social Touch in Posterior Insular Cortex Are Tuned to Pleasant Caressing Speeds. The Journal of Neuroscience, Vol. 31, No. 26, p. 9554 –9562
  7. Rizzolatti, Giacomo. Mirrors in the brain — how our minds share actions and emotions / Giacomo Rizzolatti, Corrado Sinigaglia; translated by Frances Anderson.- Oxford University Press, 2008
  8. William James Psychology Briefer Course. Collier books. – N.Y., 1962.
  9. Бернштейн, Н.А. О построении движений. М., 1947.
  10. Бехтерев, Б.М. Общие основы рефлексологии человека. М.-Л., 1928
  11. Выготский Л.С. Психология. – М.: Апрель Пресс: Эксмо-Пресс, 2000. – С. 1007
  12. Гуревич, М.О., Озерецкий, Н.И. Психомоторика. М., Л.: Госмедиздат, 1930. Ч.1,2 – С. 346
  13. Киноинтерактив: текстовые сообщения на большом экране. http://www.popmech.ru/technologies/46260-kinointeraktiv-tekstovye-soobshcheniya-na-bolshom-ekrane/
  14. Корнилов, К.Н. Метод измерения психофизической работы // Организация труда. – 1921. – С. 102
  15. Ломов, Б.Ф. Кожная чувствительность и осязание. Познавательные процессы: ощущения, восприятие. Под ред. А.В.Запорожца. – М.: Педагогика, 1982. – С. 197-218.
  16. Мейерхольд В. Э. Статьи. Письма. Речи. Беседы. – М.: Искусство, 1968. – Т. II. – С. 486-489.
  17. Мейерхольд В.Э. О театре. – СПб.: Просвещение, 1913. – С. 208
  18. Сеченов И.М. Психология поведения. Москва-Воронеж, НПО «Модэк», 1995, С. 320
  19. Сеченов, И.М. Рефлексы головного мозга. Спб., 1867 – С. 463
  20. Смирнов, Д.А., Смирнов, С.Д. Богатый мир движения // Вопросы психологии, № 4, 1996. – С. 36-51
  21. Старк А. «Танцевально-двигательная терапия». / Пер. И.Бирюковой // Методическое пособие по танцевально-двигательной терапии, М., 2008.

Дополнительная информация