Марина Голдовская: женщина, которая снимает кино и воспитывает

К. Б. Барышников
МГГУ им. М. А. Шолохова
Этот адрес электронной почты защищен от спам-ботов. У вас должен быть включен JavaScript для просмотра.

Cкачать статью в .pdf

Кино, как игровое, так и документальное,  – это всегда часть мистики, не лишенная определенных и даже закономерных совпадений. 1988 год стал своего рода потрясением для советского игрового и документального кино. Все «запретные зоны» нашли свое реальное экранное воплощение, вопреки логике и практике искусства, не в игровом кино, а в документальном. 

«1988 год – настоящим событием в культурной и политической жизни страны стал… фильм «Власть Соловецкая», не только рассказавший страшную правду об одном из первых советских лагерей особого назначения, но и глубоко проанализировавший истоки произошедшего в нашей стране после революции».  Знаменитый режиссер-оператор документального кино Марина Голдовская символически подытожила опыт своих коллег-кинематографистов с помощью реальных фактов нашей истории. Устами живых свидетелей и очевидцев рассказала одну из самых трагичных историй уходящей эпохи, одной из первых, после А. Солженицына, открыла массовому зрителю еще одну страшную «запретную зону». В начале 1989 года к удивлению зрителей в московских, а позже и всех остальных кинотеатрах бывшего СССР,  впервые за много лет, после хроникально-документальной эпопеи Романа Кармена «Великая Отечественная» вышел в прокат документальный фильм режиссера Марины Голдовской  «Власть Соловецкая». Эта кинолента стала событием в отечественной и мировой кинодокументалистике 1989 года, совершила переворот в сознании соотечественников и в документальном кино.

«Даже далекие от неигрового кино люди могут помнить две Маринины работы — «Архангельский мужик» (1986) и «Власть Соловецкая» (1988), первые перестроечные документальные фильмы о частнике-фермере и ГУЛАГе. Когда-то эти картины волновали всю страну и обсуждались в автобусах.».  

С 1966 по 1993 годы Марина Евсеевна Голдовская преподавала на Телевизионном отделении факультета журналистики МГУ. В то теперь уже легендарное время Марина Евсеевна была начинающим специалистом в документальном кино. Впереди была аспирантура и кандидатская диссертация во ВГИКе, «Ткачиха», «Хирург Вишневский», «Артистка цирка Раиса Немчинская», «Дениска-Денис», всесоюзное и международное признание творческих заслуг, зрительская любовь.

Это была не просто преподавательская работа. Марина Евсеевна вела свою творческую мастерскую. Большинство ее выпускников нашли свое достойное призвание на телевидении и в кинодокументалистике. Показательный и любопытный одновременно факт: Голдовская предпочитала работать именно на телевизионном отделении факультета журналистики Московского государственного университета имени М. В. Ломоносова, а не ВГИКа – всесоюзной кузницы кинематографических кадров, в первую очередь, – режиссерских и операторских, выпускницей которого была сама. М.  Голдовская, как никто другой из преподавателей кафедры телевидения факультета журналистики МГУ, отчетливо понимала, какое значение для будущих телевизионщиков имеет ее удачно апробированный творческо-практический метод операторского наблюдения.

Опытный кинематографист и педагог уже тогда чувствовала специфику телевизионной конъюнктуры: если кинозритель, даже в документальном кино, а уж в игровом и подавно, заплатив деньги за билет, не покинет киносеанс из принципа, заплачено – надо досмотреть, то телевидение с его изначальным плюрализмом – многоканальной системой даже на советском телевещании, стимулирует авторскую группу телепередачи или фильма удержать зрителя любой ценой перед телеэкраном. Добиться такого эффекта можно только предложив уникальный, захватывающий, сенсационный материал, не только по теме, но и ее экранному воплощению. Этому и учила своих воспитанников режиссер-оператор Марина Голдовская.

Как и в кино, так и в педагогике она не боялась экспериментов: охотно давала разрешения на самостоятельную съемку, оно было необходимо для получения кинокамеры в техническом отделе учебной телестудии факультета журналистики МГУ.

Марина Евсеевна Голдовская никогда не разделяла занятия в своей творческой мастерской на теоретические и практические, лекции и семинары. Это был постоянный непрерывный мастер-класс, в котором главная роль была отведена студентам.

Так сложилось исторически, что тележурналистов не обучают искусству операторской работы. Глубоко убежденная в гармоничном сочетании теоретических и практических знаний всех основных и смежных телевизионных профессий и специальностей, М. Голдовская в обязательном порядке обучала студентов журфака основам  профессии оператора и даже киномонтажера.

Как можно точно указать оператору на его даже очевидные ошибки: нечеткость изображения, расфокус, «плавающий» нечеткий кадр? А объяснить, каким способом ты хочешь запечатлеть на кинопленке определенный кадр, продуманный и выстроенный в твоем воображении, выстраданный в творческих муках, но еще не запечатленный  на кинопленке? Без определенных знаний  процесса  кино- и видеосъемки это невозможно. Те же установки в отношении монтажа. Неужели неинтересно не только дотронуться своими руками до важнейшей составляющей будущего экранного произведения – кинопленки с отснятым своими же неимоверными усилиями исходным киноматериалом даже для незатейливого простенького информационного сюжета? А как можно самостоятельно срезать единственный лишний кадр так, чтобы добавить динамики экранных событий без ущерба для будущего репортажа, очерка или фильма?

В 1986 году Марина Евсеевна Голдовская даст глубокое всестороннее научно-практическое обоснование своих методов работы применительно к общим принципам и законам развития телевизионного кино в монографии «Творчество и техника». Голдовская всегда начинала с малого, действуя по закону эволюции «от простого – к сложному». Прежде, чем доверить студенту 16-мм кинокамеру и проведение съемок М. Е. Голдовская предлагала своеобразную «карточную игру». Будущий оператор должен был описать содержание каждого кадра на небольших листах картонной бумаги, а затем представить на очередном мастер-классе бумажную экспликацию своего будущего произведения: выстроить кадры в том порядке, как он их видит в окончательном варианте своей работы, одновременно комментируя, каким операторским способом и методом он собирается проводить съемку каждого кадра. Студентов не пугала публичность выступления, необычная форма защиты своего творческого проекта и коллективность обсуждения.

Аналогичный метод использовался в процессе  просмотра и обсуждения отснятого киноматериала. Вся телевизионная группа, затаив дыхание, собиралась в небольшой монтажной, буквально облепив со всех сторон монтажный стол, за спиной у Марины Евсеевны и монтажера-режиссера Галины Владимировны Роженцовой.

М. Е. Голдовская не комментировала экранное зрелище бурными эмоциями позитивного или негативного содержания, во всяком случае, в процессе обучения студентов. После просмотра первого «исходника» начиналось детальное обсуждение ошибок и наиболее удачных моментов. Дискуссия, а это была именно дискуссия, а не методическое нравоучение педагогом провинившегося ученика, потому что Марина Евсеевна хотела, в первую очередь, услышать, личную мотивацию, аргументацию автора идеи и оператора-дебютанта в защиту своего съемочного эксперимента.

Как правило, такие дискуссии велись только в начале «творческого пути», на 2-3 курсе, а дальше каждый выбирал свой путь и стартовал в большое плавание. Монтаж будущего кинопроизведения: сюжета, очерка или  фильма проходил в режиме индивидуальных занятий. В этом случае Марина Евсеевна работала практически персонально с каждым студентом, вместе с ним погружалась в авторский замысел начинающего кинодокументалиста или телепублициста, делилась практическими советами, открывала тайны своего режиссерского мастерства.

Стараниями Марины Евсеевны Голдовской студенты обрели право делать творческие дипломы – снимать для защиты дипломных проектов короткометражные документальные фильмы. Марина Евсеевна могла сидеть со своими дипломниками до глубокой ночи, после командировки, позднего завершения монтажа в «Останкино», подсказывая, направляя своего дебютанта, обучая в ненавязчивой, наставнической форме логике и законам киномонтажа.

Накануне защиты дипломных проектов два монтажных стола буквально дымились от наплыва работы. Студенты дышали в затылок друг другу, опытные монтажницы только успевали приклеить последний ракорд, а рядом уже сидел следующий «искатель счастья». Во главе этого центростремительного творческого процесса стояла Марина Евсеевна Голдовская.

При всей своей природной интеллигентности, мягкости, врожденной дипломатии, редко свойственной работникам кино и телевидения всех рангов, М.Е. Голдовская оставалась жестким, требовательным и бескомпромиссным руководителем дипломных, а особенно – творческих проектов. Но в те годы, ей не требовалось особых усилий и педагогической властности. Сегодня, уже будучи профессором Киношколы университета Южной Каролины (США), она продолжает работать со своими студентами-слушателями по той же творческо-педагогической схеме и имеет такой же оглушительный успех, как и много лед назад в советском университете. «Я говорю студентам с первого дня: «Ребята, если хотите что-то понять, не смейте выходить, не смейте разговаривать!» У меня, если бы студент хоть раз ответил на звонок мобильного, вылетел бы из аудитории немедленно!» 

На ее лекции и семинары студенты шли с большим интересом, чем на концерт советской или даже зарубежной поп или рок-звезды, или в театр на нашумевший спектакль, или же на чудом просочившийся на экраны кинотеатров «заморский» фильм. Это был и моноспектакль и диалог, и встреча с интересными людьми. А главное – всегда сюрприз. Никто никогда не знал, кто сегодня будет гостем у студентов творческой мастерской Марины Голдовской, живые классики советского игрового (художественного) кино, одни из мосфильмовских первооткрывателей, друзья знаменитого отца Марины Евсеевны – режиссеры Юлий Яковлевич Райзман и Вера Павловна Строева или классик мировой кинодокументалистики, заокеанский коллега и давний знакомый Марины Евсеевны – знаменитый Ричард Ликок. Каждая из таких встреч была событием в жизни студентов. 

Многие из бывших выпускников Марины Евсеевны Голдовской вспоминают, что именно благодаря занятиям в ее творческой мастерской – творческим беседам, лекциям, просмотру прежних и новых кинолент, изучать историю европейской, а особенно русской литературы было намного интереснее и понятнее, чем тем, у кого не было такой возможности.

Драматургия фильмов Голдовской строится на внутреннем конфликте героя, контрасте между его соответствием и несоответствием окружающему миру. Язык кино только подчеркивает, оттеняет эти краски, переводя их на язык визуальных символов. Марина Голдовская – переводчик, но только не с языка на язык, а из мира реальности в мир кинематографических символов и ассоциаций. Голдовская – переводчик «с культуры на культуру. По ее фильмам американские студенты изучают нашу новейшую историю.» .

В новом двадцать первом веке Марина Евсеевна Голдовская остается одним из самых снимающих в мире режиссеров-операторов. В 2011 году в программе Второго всероссийского кинофестиваля «Профессия журналист» с большим успехом прошла ее новая работа – документальный фильм-трилогия «Три песни о Родине». В этом же году Марина Евсеевна завершила работу над новой картиной «Горький вкус свободы», посвященной Анне Политковской. Один из будущих ведущих «Взгляда», глашатай перестроечной тележурналистики Дмитрий Политковский, бывший студент Марины Голдовской, когда работал под руководством мастера над своим дипломным фильмом «Этюд под снегом», даже не мог предположить, что, тридцать лет спустя именно Марина Евсеевна воздаст последние профессиональные почести его бывшей супруге, воспев ее гражданский и профессиональный подвиг…


Об авторе

Кирилл Борисович Барышников
Преподаватель кафедры журналистики и медиаобразования  МГГУ им. М. А. Шолохова, доцент, член Союза журналистов Москвы и России, член Гильдии кинорежиссеров РФ.

Добавить комментарий


Защитный код
Обновить

Дополнительная информация