Утопии информационного мира: Маклюэн, Тоффлер, Кастельс, Курцвэйл

Ольга Александровна Папулина
Московский педагогический государственный университет
Магистрант программы «Медийно-информационная грамотность»
Этот адрес электронной почты защищен от спам-ботов. У вас должен быть включен JavaScript для просмотра.

 

В статье рассматриваются вопросы, связанные с появлением во второй половине ХХ века теории информационного общества, в которой информация и экономика, являясь главными, оказывают существенное влияние как на развитие отдельных стран, так и на все мировое сообщество. В связи с этим интерес представляют четыре ключевых имени: Маршалл Маклюэн; Элвин Тоффлер; Мануэль Кастельс и Рэй Курцвэйл, которые своими работами внесли существенный вклад в появление не только самой теории информационного общества, но и связанных с этим мифов и утопий всего информационного мира – с помощью науки и технологий обеспечить решение во всем мире социальных и экономических проблем, таких как: бедность, болезни, расовая дискриминация, неграмотность и загрязнение окружающей среды (технологический детерминизм). В конечном итоге, старые утопии, потерпевшие крах, послужили толчком к появлению футурологической идеи трансгуманизма – созданию «эликсира» вечной молодости и искусственного интеллекта, будущие последствия которых предсказать невозможно. Так кто хочет жить вечно?

Ключевые слова: постиндустриальное общество, информационное общество, технологический детерминизм, утопия, футурология, трансгуманизм, искусственный интеллект.


Olga Papulina
Moscow State Pedagogical University
Undergraduate of direction «Media-information literacy»
Этот адрес электронной почты защищен от спам-ботов. У вас должен быть включен JavaScript для просмотра.

Utopias of the information world: McLuhan, Toffler, Castells, Kurzweil
 

In article the questions connected with occurrence in second half of the XX-th century of the theory of an information society in which the information and economy being the main thing make essential impact both on development of the separate countries, and on all world community are considered. In this connection interest is represented by four key names: Marshall McLuhan; Alvin Toffler; Manuel Castells and RayKurzweil which the works have rendered the essential contribution to occurrence not only the theory of an information society, but also the myths connected with it and Utopias of all information world – by means of a science and technologies to provide the decision all over the world social and economic problems, such as: poverty, illnesses, a racial discrimination, illiteracy and environmental contamination (a technological determinism). Finally, old drown, failed, were an incitement to occurrence of futurological idea of transhumanism – to creation of «elixir» of an eternal youth and an artificial intellect which future consequences to predict not probably. So who wishes to live forever?

Keywords: a postindustrial society, an information society, a technological determinism, a Utopia, futurology, transhumanism, an artificial intellect.

Cкачать статью в .pdf

Бесконечные изобретения, бесконечный эксперимент,
Приносят знания о движении, но не неподвижность;
Знание речи, но не молчание;
Знание слов, и незнание Слова.
Все наши знания приближают нас к смерти,
Но близость к смерти не ближе к Богу.
Где жизнь, которую мы потеряли в живых?
Где мудрость, которую мы потеряли в знаниях?
Где знания, которые мы потеряли в информации?
                (T.S. Eliot. TheRock. 1934) [1]    

Вторая половина ХХ века часто именуется на Западе «эпохой благоденствия», расцветом технологического детерминизма, при котором технологии являются главными движущими силами перемен в обществе и составляют основу нового постиндустриального общества, превалируя над политическими и социальными факторами [2, p. 5]. Возникшие в это время различные теории послужили толчком к появлению теории информационного общества, в которой информация и экономика, являясь главными, оказывают серьезное влияние на все мировое сообщество. При этом технологической основой общества становится не индустрия, а информационно-коммуникационные технологии (ИКТ). В связи с этим интерес представляют четыре ключевых имени: Маршалл Маклюэн; Элвин Тоффлер; Мануэль Кастельс и Рэй Курцвэйл.

Все утопии философы создают в процессе формулирования своих учений, теорий и систем [3. С. 12], например, утопист Томас Мор и догматик Томмазо Кампанелла утопичны не только тогда, когда изображали идеальные состояния общества и писали «Утопию» и «Город Солнца», они утопичны в учениях об идеях. Так и наши герои.

Пик популярности М. Маклюэна пришелся на 1960-1970-е годы. В это время он ввел такое понятие как «электронное общество» и обосновал свой основной тезис – «средство коммуникации есть сообщение» (TheMediumistheMessage) [4].        

Так как М. Маклюэн был убежден, что его работа предназначалась для прагматической цели: попытаться понять существующую технологическую среду и определить психические и социальные последствия от ее воздействия, поэтому его книги представляли собой процесс, а не готовый продукт открытия, а цель состояла в том, чтобы использовать факты в качестве предварительных зондов, как средство понимания и распознавания образов, а не использование их в традиционном и «стерильном» смысле: классифицирование данных по категориям и стандартам. Он хотел отобразить новый ландшафт, а не наносить на карту старые ориентиры, и считал, что лучшая часть его работы над теорией медиа походит на взломщика сейфов – не известно, что внутри; возможно – ничего [5, p. 36-37].

В 1980 году, в год смерти М. Маклюэна, была опубликована знаменитая книга Э. Тоффлера «Третья волна». Через год президентом США Р. Рейганом будет запущена «рейганомика», которая создаст «эпоху благоденствия» – «общество потребления», что аукнется США и Западу в 2008 году.

Трилогия Э. Тоффлера: «Шок будущего» (1971); «Третья волна» (1980) и «Метаморфозы власти» (1990), рассматривает промежуток времени (середина 1950-х – 2025 годы), когда цивилизация фабричных труб, существовавшая на планете более 200 лет, должна уступить место другой, кардинально отличной от нее, с проходящими на этом фоне различными конфликтами между олигархическими группировками в борьбе за власть.

Также Э. Тоффлер обращает внимание, что возросшая независимость информационных технологий уменьшает роль человека в принятии решений и подчиняет его запрограммированному способу действия. Возникает проблема контроля бесконечных преобразований информации [6. С. 116].

Взяв за основу теоретические положения М. Маклюэна, изложенные им в книге «Галактика Гуттенберга», М. Кастельс описал новый этап трансформации медиа как «Галактику Интернета». Он также перефразировал тезис Маклюэна: «Сеть есть послание человечеству» [7. С. 194]. То есть системным фактором выступает новое средство коммуникации – Интернет, который порождает виртуальную реальность.

Ранние работы М. Кастельса связаны с марксистской теорией развития общества в рамках социологии города. В дальнейшем, частично отойдя от марксизма, М. Кастельс занялся рассмотрением вопросов информационного общества, хотя он и не использовал этот термин. Он ввел новый термин – «информационализм», который означает воздействие знания на знание как основной источник производительности. М. Кастельс считает, что развитие информационализма, ведет к появлению сетевого общества (networksociety) и «новой экономики». А так как процесс общемировой глобализации близится к завершению, то главными окажутся те страны, которые обладают информационными технологиями (ИТ) – место в мировой иерархии определяется наличием или отсутствием ИТ. При этом, например, страны Африки, могут оказаться за бортом мировой информационной системы, так как являются странами «четвертого мира» [8].

Итак, подведя промежуточный итог, можно сделать вывод, что взаимосвязь между технологиями и социальными изменениями, между медиа и политикой включает в себя миф о техническом решении – предположении, что технологии это единственно возможное решение сложных социальных проблем, а информационные технологии обладают магическими силами, способными обеспечить решение во всем мире социальных и экономических проблем, таких как: бедность, болезни, расовая дискриминация, неграмотность и загрязнение окружающей среды. Но реальность разрушающейся социальной солидарности и растущего неравенства противоречат этому мифу [9, p. 3-9].

Сейчас в мире скопилось очень много избыточной информации, которая сильно искажает все социальные и экономические процессы. Человечество само создало этот кризис: оно тонет в море информации.

Каждый день человечество производит такое огромное количество различных деклараций, формул, статистических данных и прочих документов, что просто не в состоянии их усвоить. И вместо того, чтобы искать новые пути осмысления и усвоения уже созданного, мы все более быстрыми темпами продолжаем производить новую информацию [10. С. 567].

Занявшись искусственным выращиванием информации и надеясь использовать ее в своих целях, человек вместо этого оказался в символическом мире пустоты: информации становится все больше, а смысла все меньше [11. p. 95]. Для эффективного управления сложность знаний повышается, а прогресс в области технологий приводит к снижению знаний у рабочих. Так, например, автоматическое сканирование продуктов кассирами супермаркетов сегодня, требует значительно меньше основных арифметических навыков, чем этого требовалось в прошлом, а в заведениях фаст-фуда повар сегодня выполняет роль следящего [12]. Где знания, которые мы потеряли в информации?

Старая утопия, опиравшаяся на счастливое изменение мира с помощью науки и технологий, потерпела крах, а новая утопия не выработана.

Понимая это Э. Тоффлер еще в 1971 году твердил, что нужны новые утопические концепции, нужна революция в производстве утопий: коллективный утопизм. Нам нужно создать «фабрики утопий» [13. С. 509].

Традиционным средством от бессонницы является подсчет овечек или слоников, а вышедший в 1968 году фантастический роман Филиппа К. Дика «Считают ли андроиды во сне электрических овечек?» [14], не отвечал на вопрос, поставленный в его необычном и интригующем названии, а являлся ссылкой на точку зрения М. Маклюэна, что технологические инновации, имея ошеломляющий успех, превращают нас в лунатиков в блаженном неведении [4]. Поэтому режиссер Ridley Scott, экранизируя этот роман, в 1982 году своим кибер-панковским фильмом «Бегущий по лезвию бритвы» (Blade Runner), попытался ответить на этот вопрос – предложив зрителю рассмотреть разницу между технологическим и биологическим, искусственным и подлинным, смоделированным и реальным. Предполагая при этом, что по мере развития техники, такие различия размываются, и, возможно, исчезнут совсем, а сам искусственный интеллект (ИИ) не должен вызывать удивления, так как он является информацией, возникшей как общий знаменатель между вычислением (подсчетом овечек), познанием и даже сознанием, не говоря уже о коммуникации во всех ее формах, от песен китов и танца пчел до молекул ДНК.

На языке синергетики экзотичным «странным аттрактором» выглядит мираж конвергенции: гибридизация нано-, био-, информационных и когнитивных (НБИК) технологий. При этом сама конвергенция осуществляется следующим образом: нано технологии, оперируя на атомно-молекулярном уровне, создают материал любого типа и применения. Далее в дело вступают биотехнологии – в результате получается гибридная биоорганическая конструкция, которая с помощью информационных технологий превращается в интеллектуальную систему. А в довершение когнитивные технологии вооружают интеллектуальную систему алгоритмами мышления, подобными естественным алгоритмам или превосходящими их.

Одним из следствий НБИК технологий является идея трансгуманизма – человек не венец творения природы, а только начало эволюции. Трансгуманисты планируют с помощью НБИК технологий искусственно выращивать бессмертного «пост человека».

На организованном в 2012 году миллиардером Дмитрием Ицковым Московском международном конгрессе Global Future 2045, присутствовал гуру и пророк всех трансгуманистов Рэй Курцвэйл. По его данным кривая ускорения технического прогресса круто поднимаясь вверх к 2045 году превратиться в вертикальную линию – технологическую сингулярность – момент истины всех трансгуманистов. На стадии сингулярности произойдет взрыв развития технологий и будет создан искусственный интеллект, значительно превосходящий человека. Быстро совершенствуя себя этот ИИ достигнет невероятных для нашего понимания высот. Что будет дальше, предсказать никто не берется [15].

Являясь пророком Рэй Курцвэйл предсказал много чего, но главное его предсказание – к 2040 году человечество ожидает вечная молодость. При этом ответов на возникшие этические и психологические вопросы сейчас нет, а последствия бессмертия, показанные в фильме «Горец», были совсем не утешительными для Ш. Коннери, да и для К. Ламберта не только радостными, но и грустными. «Кто сможет любить вечно, если любовь должна умереть?» – спрашивает в своей песне к фильму Фредди Меркьюри, так и не доживший до предсказанного Р. Курцвэйлом бессмертия или вечной молодости.

Источники
1. Eliot T.S. The Rock; Faber & Faber: London, UK, 1934.
2. Armin Medosch. Technological Determinism in Media Art / A dissertation submitted in partial fulfillment of the requirements of Sussex University for the degree of MA Interactive Digital Media // October 2005.
3. Гусейнов А.А. Философия как утопия для культуры // Вопросы философии. 2009. № 1. – С. 11-16.
4. Маклюэн Г.М. Понимание Медиа: Внешние расширения человека. М., 2003.
5. McLuhan Marshall. The Playboy Interview / Playboy Magazine. March 1969.
6. Тоффлер Э. Проблемы власти на пороге XXI века // Свободная мысль. 1992. № 2. – С. 113-120.
7. Кастельс М. Информационная эпоха: экономика, общество, культура / М. Кастельс; [пер. с англ. под научной ред. О.И. Шкаратана]. – М.: ГУ ВШЭ, 2000. – 608 с.
8. Кастельс М. Галактика Интернет: Размышления об Интернете, бизнесе и обществе. Екатеринбург, 2004.
9. Alvaro de Miranda. Technological Determinism and Ideology / Texto apresentado na Conferencia Satellite do World Summit on the Information Society // Tunes Entre 16 е 18 de Novembro de 2005.
10. Гор А. Земля на чаше весов. В поисках новой общей цели // Новая постиндустриальная волна на Западе: Антология / Под ред. В.Л. Иноземцева – М., 1999.
11. Baudrillard J. In the Shadow of the Silent Majorities, or, The End of the Social and Other Essays. – N.Y., 1983.
12. Ellul J. The Technological Society; Knopf: New York, NY, USA, 1994.
13. Тоффлер А. Шок будущего. – М., 2002.
14. Dick, P.K. Do Androids Dream of Electric Sheep? Ballantine Books: New York, NY, USA, 1968.
15. Глобальное будущее 2045. Конвергентные технологии (НБИК) и трансгуманистическая эволюция / под ред. проф. Д.И. Дубровского. М., 2013. – 272 с.

Дополнительная информация