Свобода и безопасность: баланс в ограничении интернета

Арина Валерьевна Хохлова
факультет коммуникаций, медиа и дизайна
программа медиакоммуникации
НИУ ВШЭ
Этот адрес электронной почты защищен от спам-ботов. У вас должен быть включен JavaScript для просмотра.


Аннотация
В статье поднимаются вопросы свободы слова и выражения и то, как они изменились в интернете. Также рассмотрены способы и причины ограничения свободы в интернете. Теоретические модели сравниваются с результатами проведенного опроса для поиска оптимального для России соотношения свободного интернета и безопасности.
Ключевые слова: интернет, ограничение интернета, свобода, свобода слова, безопасность в интернете

Arina Khokhlova
Faculty of Communications, Media and Design
Mediacommunications programme
HSE
Этот адрес электронной почты защищен от спам-ботов. У вас должен быть включен JavaScript для просмотра.

Liberation and Security: Balance in Internet Restriction

The articlearousesquestionsaboutfree speech and expressions and the waythey have changed on the Internet. Methods and causes of restrictions on the Internet arealsodescribed. Theoriesarecompared to the results of an inquiry to find an optimal correlationbetweenfree Internet and security in Russia.

Keywords: Internet, Internet restrictions, liberation, free speech, Internet security

Cкачать статью в .pdf

С 1 января 2016 года в России действует закон «о праве на забвение», который обязывает поисковые системы удалять недостоверную информацию о гражданах по их запросу. В единый реестр запрещенных сайтов Роскомнадзор вносит все больше сайтов. [1]Одновременно с государственным вмешательством провайдеры тоже могут блокировать часть контента. Наконец, существуют расширения-фильтры для частных компьютеров. Очевидно, что идея абсолютно свободного интернета устарела. Так и вопрос об ограничении интернета перешел из категорического «быть или не быть» в более сложный «как». В этой статье, опираясь на мировой исторический опыт и российские реалии, коммуникационные теории и данные опроса, я хотела бы определить соотношение свободы и необходимых ограничений – в настоящий момент и желательное.

Актуальность исследования подтверждает то, что только 8,8% опрошенныхв возрасте от 15 до 50 лет никогда не сталкивалось с заблокированными сайтами, а 38,6% утверждают, что сайты, к которым они пытаются получить доступ, часто оказываются заблокированными. При этом в отношении к ограничению в целом и к характеру блокируемого контента единого мнения нет, чему будет уделено большее внимание чуть ниже.
В своей диссертации, посвященной цензуре интернета и ее обходу в арабском мире [2], Валид Аль-Сакаф предлагает базировать исследование на изучении четырех явлений:

  1. Свободы слова, свободы выражения
  2. Авторитаризма
  3. Цензуры
  4. Liberationtechnology – термин ЛэрриДаймонада, который можно перевести как технологии, способствующие развитию демократического общества и укреплению гражданских свобод

Адаптируя систему для анализа ситуации в России, я считаю разумным опираться на теории свободы слова, ее рамки, а также способы и причиныограничения свободы слова в интернете в разных политических системах.

Свобода слова и выражения в истории

Конвенция о защите прав человека и основных свобод в 9 и 10 статьях гарантирует, что «каждый имеет право на свободу мысли, совести и религии, <...> свободно выражать свое мнение. Это право включает свободу придерживаться своего мнения и свободу получать и распространять информацию и идеи без какого-либо вмешательства со стороны публичных властей и независимо от государственных границ». Но там же, во вторых пунктах статей, конвенция определяет границы этих прав. Эти границы – национальная безопасность, территориальная целостность, права и свобода других. Лаконичные и интуитивно «правильные» формулировки звучат логично и просто, но все они имеют дело с социальными конструктами и потому сложны в приложении к реальному миру. Дополнительные сложности возникают при попытке реализации этих принципов в киберпространстве.

Хотя свобода слова и определение ее границ волновали людей с давних времен, краткий исторический обзор стоит начать с первой значительной попытки закрепить ее как право. Декларация прав человека и гражданина, принятая в 1789 году во время Великой французской революции, в 11 статье закрепляет за каждым гражданином право «свободно высказываться, писать, печатать, отвечая лишь за злоупотребление этой свободой в случаях, предусмотренных законом». Следующим знаковым документом стала Первая поправка (1791 год), среди прочего гарантирующая, что Конгресс США не будет посягать на свободу слова. Принятая в 1948 году Всеобщая декларация прав человека практически дословно повторяет ранние документы: «Каждый человек имеет право на свободу убеждений и на свободное выражение их; это право включает свободу беспрепятственно придерживаться своих убеждений и свободу искать, получать и распространять информацию и идеи любыми средствами и независимо от государственных границ» (19 статья). Почти неотличимо звучит и современная формулировка европейской конвенции, приведенная в начале этой статьи. Подытоживая, свобода слова, как право, в первую очередь акцентирует внимание на недопустимости государственного ограничения и, в тоже время, на наличие сдерживающих механизмов и условий.

Свобода слова как теория

Свободу слова, как теорию, можно условно разделить на два этапа: когда она воспринималась, как общественное благо, и когда акцент сместился на индивидуальную автономию и самореализацию. Первый этап связан с такими именами, как Дж. Мильтон («Ареопагитика»), Дж. С. Милль («О свободе»), О. У. Холмс-младший (доктрина о«явно существующей опасности в настоящее время»), А.Майклджон («Freespeechanditsrelationtoself-government»). Второй – с М. Реддиша (трактовка первой поправки как защиты самореализации индивидуума в «TheValueofFreeSpeech»). Попытку объединить два подхода можно увидеть в анализе первой поправки Т. Эмерсона, который обозначил 4 ценности свободы слова, защищающие интересы и гражданина, и общества.[3]

Следующее разделение связано с появлением и распространением интернета и, вполне предсказуемо, создает два лагеря: тех, кто считает, что существующие теории можно применить и к выражению в интернете, и тех, кто считает онлайн-среду специфической настолько, что видит необходимость, как минимум, в уточнении и изменении. Среди последних – Дж. М. Балкин. В своей работе «DigitalSpeechandDemocraticCulture: ATheoryofFreedomofExpressionfortheInformationSociety» профессор отмечает двойственный характер интернет-среды: с одной стороны, она наделяет каждого голосом, что способствует распространению демократических ценностей, а с другой, эта же технология создает новые возможности для контроля. Он приходит к выводу, что регулирование должно осуществляться не только и не столько законодательно, сколько через особый «дизайн», внутреннее оформление инфраструктуры интернет-пространства.

Ограничение свободы слова                

Как неоднократно отмечалось выше, идее свободы слова неизменно сопутствовали рамки, ограничивающие условия и степень ее реализации. Они связаны с возможным вредом и соотношением свободы слова с другими правами и свободами человека. Тем не менее сложно вывести критерии, по которым можно устанавливать правовые ограничения свободы слова так, чтобы они не способствовали цензуре и нарушению права на самовыражение.

Т. Скэнлон сформулировал принцип Милля[4], включающий в себя вред, который не может использоваться как правовое обоснование ограничения свободы слова: ложные представления и последствия актов, совершенных под воздействием убеждения, что это целесообразные акты.

Ограничение свободы слова в демократических государствах

Цензура и ограничение свободы слова традиционно ассоциируются с авторитарными государствами и жесткими идеологиями, но они существует и в демократических государствах, хоть и в менее очевидно.

Основных доводов за ограничения три: защита определенных групп населения и противодействие разжиганию ненависти, защита авторских прав и онлайн безопасность. Каждый из этих пунктов можно наблюдать в реализации в России, поэтому рассмотрим их по отдельности. Сначала отмечу, что, по результатам опроса, чуть больше четверти выступает категорически против какого-либо ограничения интернета, большинство (68,4%) считает, что иногда ограничение необходимо, и около 6% опрошенных находит регулирование в целом полезным и необходимым.

Защита

Первый довод чаще всего связан с защитой детей от нежелательного контента и противодействием распространению детской порнографии.  Это самый часто выбираемый ответ на вопрос о том, что надо блокировать: 74,6% считает, что нужно блокировать детскую порнографию (и 20% опрошенных выступает за блокировку любых порнографических материалов). Этот же пункт стоит первым в списке страниц, подлежащих блокировке, на сайте Роскомнадзора. Несмотря на единогласие, этот пункт вызывает ряд вопросов. Как можно быть уверенным в том, что нет злоупотреблений? Особо осуждаемый обществом характер преступления и невозможность доступа к сайту после его блокировки может привести к тому, что защитой несовершеннолетних могут прикрывать цензуру. И еще одна сложность возникает на границе реального –насколькоуместно использовать это слово, говоря об интернете –ихудожественного.

Р. Дворкин так же отмечает [5], что в демократических государствах популярна идея «цензуры ради равенства», защищающая интересы меньшинств. Однако и в таком виде это остается цензурой, а, кроме того, служит укреплению стереотипов и дальнейшему обособлению угнетаемых групп.

Авторское право

Защита интеллектуальной собственности проста в плане схемы – распространять и получать прибыль за ее использование может только владелец прав – но сложна в реализации именно в интернете, поскольку может рассматриваться как попытка медиакорпораций доминировать над отдельными пользователями. В качестве альтернативы предлагается «культура открытости» и новые способы лицензирования контента. Примечательно, что в опросе пиратский контент оказался самой незначительной причиной блокировки, его выбрало только 5,3%.

Безопасность

Этот пункт главным образом включает разжигание ненависти, но для начала отмечу, что 62,3% опрошенных выступили за блокировку сайтов, на которых можно купить наркотики и оружие. Чуть меньшее (60,5%) количество проголосовало за ограничение доступа к экстремистским сайтам. Это напоминает ситуацию с защитой меньшинств: закрытие доступа решает проблему коренным образом, или борется исключительно с видимыми последствиями, или усугубляет ее? Авторы книги о ненависти в интернете «ViralHate» А. Х. Фоксман и К. Вулф критикуют блокировку как неэффективный метод борьбы и выступают за ответную реакцию и образование. Таким образом возникает сложный выбор между краткосрочной и долгосрочной перспективой: когда лучше устранить разжигание ненависти, а когда использовать ее для начала дискуссии?

Родительский контроль

Частное регулирование интернета чаще всего применяется по отношению к детям для ограничения времени использования компьютера, доступа к программам и к интернету. Оно может осуществляться либо созданием списка запрещенных или, наоборот, разрешенных сайтов, либо более сложными программами, которые анализирует содержимое страниц. 63,2% опрошенных положительно относятся к этой функции, и почти в три раза меньше респондентов считают ее скорее отрицательной.

Авторитарные методы ограничения интернета

Как отмечает Валид Аль-Сакаф, авторитарные методы контроля интернета внешне похожи на демократические, т.к. апеллируют все так же к защите. Он ссылается на исследование, согласно которому большинство граждан Китая было за государственную цензуру в интернете, т.к. видело в этом защиту от терроризма, жестокости и неприемлемых культуре ценностей. Е. Морозов также отмечает, что сайты могут не только блокироваться, но и подвергаться кибер-атакам, что менее очевидно, но все так же ограничивает доступ к информации.

Заключение

Самое яркое противоречие, выявленное опросом: только четверть опрошенных выступает против ограничения интернета, при этом более 80% положительно относятся к способам обхода блокировок и пользуются или хотят ими пользоваться. Это в очередной раз подтверждает, как сложно провести границы и насколько нежелательно лишнее нарушение свободы в интернете.
Возможные злоупотребления и вторжения в личную жизнь, связанные с государственным ограничением, приводят к выводу о том, что государственное регулирование должно быть минимальным. Но если 40,4% опрошенных все же оставляет за государством право на ограничение, то только 7% готовы наделить таким же правом провайдера.

В результате, чтобы безопасность не превратилась в «Великий китайский фаервол», а свобода – в угрозу другим правам, необходимы не столько законодательные, сколько социокультурные изменения в онлайн-коммуникациях.

Ссылки

  1. Агора Неправительственный доклад Международной Агоры Свобода интернета 2016: на военном положении. 2016.
  2. Al-Saqaf, Walid Breaking Digital Firewalls: Analyzing Internet Censorship and Circumvention in the Arab World. Örebro University, 2014
  3. T. Emerson The System of Freedom of Expression, 1970
  4. T.M. ScanlonA Theory of Freedom of Expression, PHIL.&PUB, 1972
  5. Р. Дворкин Раздвоенные языки, фальшивые доктрины, Индекс/Досье на цензуру, 2/1997

Источники

  1. Билль о правах, 1789
  2. Декларация прав человека и гражданина 1789 года // Международные акты о правах человека. Сборник документов. М., 1998.
  3. Конвенция о защите прав человека и основных свобод (Рим, 4 ноября 1950 г.) (с изм. и доп. от 21 сентября 1970 г., 20 декабря 1971 г., 1 января 1990 г., 6 ноября 1990 г., 11 мая 1994 г.)
  4. Лессиг Л.Свободная культура/Пер. с англ. — М.: Прагматика Культуры, 2007
  5. Милль Дж. О свободе / Пер. с англ. А. Фридмана // Наука и жизнь. - 1993. № 11. С. 10-15; № 12. С. 21-26.
  6. Мильтон Дж. Ареопагитика // История печати: антология. М., 2001.
  7. Balkin, Jack M., "Digital Speech and DemocraticCulture: A Theory of Freedom of Expression for the Information Society", 2004. FacultyScholarship Series
  8. Diamond L., Plattner M. F. Liberationtechnology: Social media and the struggle for democracy. – JHU Press, 2012.
  9. Foxman A. H., Wolf C. Viralhate: Containingitsspread on the Internet. – Macmillan, 2013.
  10. Freedom of the World 2017, FreedomHouse’sannualreport on politicalrights and civil liberties, 2017
  11. Meiklejohn, Alexander. Free Speech and Its Relation to Self-Government. New York: Harper Brothers Publishers, 1948
  12. MorozovE.How the KremlinHarnesses the Internet // The New York Times URL: http://www.nytimes.com/2011/01/05/opinion/05iht-edmorozov04.html (датаобращения: 28.03.2017).
  13. RedishM. H. Value of FreeSpeech , 130 U. Pa. L. Rev. 591, 1982

Дополнительная информация