Алгоритм проведения кросс-региональных исследований медиаповедения

М.В. Загидуллина, г. Челябинск,
Челябинский государственный университет,
директор института гуманитарного образования

The algorithm of the cross-regional research of media behavior

M.V. Zagidullina, Chelyabinsk,
Chelyabinsk State University, Director of the Institute of Humanities

Cкачать статью в .pdf

Определение самого понятия «медиаповедение» обнаруживаем в исследовании И. В. Жилавской: «…медиаповедение – это опосредованная система психических, физических и социальных действий индивида или сообщества, сложившаяся в результате их взаимодействия с медиасредой, направленная на самореализацию личности и удовлетворение ее информационных и коммуникативных потребностей»[1].
Как видим, определение дает широкое толкование понятия, что позволяет исследователям изучать феномен медиаповедения комплексно, многоаспектно.

На наш взгляд, актуальная задача таких исследований – определение четкого кластера объектов, подлежащих рассмотрению, что позволит избежать размывания границ дефиниции и станет основанием фундаментального изучения явления, которое она определяет.

В работе, проводимой в настоящее время научно-исследовательскими коллективами Челябинского государственного университета и Челябинской государственной академии культуры и искусств, медиаповедение рассматривается в аспекте информационных потребностей.
Представляет интерес описание хода исследования с целью выработки своеобразного алгоритма оптимальной организации подобных полевых и исследовательских работ.

Проблема информационных потребностей может быть, в свою очередь, отнесена к зоне мотивации медиаповедения, что проявляется в ряде конкретных действий индивидуума в ответ на вызов потребности определенного типа: поиск информации, сопровождающийся реализацией медиапредпочтений, стратегии этого поиска, поведение в случае неудачи, адекватность самооценки успешности / неуспешности поиска и т. п. Именно в таком аспекте исследовал информационные потребности теоретик этого понятия Роберт Тейлор [2].
Однако интерес представляет и содержательная сторона информационных потребностей, исследование которой позволит оценить степень адекватности профессионалов СМИ, журналистов в выборе коммуникативных тактик и концепций контентного характера, обслуживающих информационные потребности и запросы.

Несомненно, выводя тему информационных потребностей в сферу медиа, мы рискуем несколько сузить задачу (поскольку традиционно в российской науке понятие медиа приравнивается к понятию СМИ). Признавая медийность в более широком смысле (как любой источник информации – ее носитель, например, книга, кино, компьютерная игра и т. п.), мы можем оказаться в неартикулируемом с достаточной научной внятностью пространстве, переполненном разнородными объектами. Именно поэтому следует определиться с объектом изучения.

Однако, как показывает практика полевых исследований, зондаж современного медиаповедения влияет на ход исследования, поскольку позволяет обнаружить новые зоны, требующие специального изучения.

Приведем конкретные примеры. В исследовании Л. Б. Зубановой (2011, Челябинская государственная академия культуры и искусств), проводимом по методике face to face, основанном на выборке, представляющей собой половозрастную модель населения с учетом места проживания по районам города Челябинска (1060000 жителей, выборка составила 550 анкет), ставилась задача изучить отношение респондентов к СМИ. Опросник включал 37 вопросов:

  • Место СМИ в структуре досуговых предпочтений населения.
  • Общая оценка СМИ населением.
  • Частота контактов потребителей с телевидением.
  • Частота контактов потребителей с радио.
  • Частота контактов потребителей с прессой.
  • Частота контактов потребителей с Интернетом.
  • Мотивация обращения к СМИ.
  • Ключевой выбор при обращении к СМИ. 
  • Привлекательность транслируемых в СМИ событий.  
  • Наиболее значимые и важные для потребителя характеристики информации.  
  • Отношение потребителей к достоверности информации.
  • Оценка политической независимости и объективности современных российских СМИ.
  • Представления о наиболее достоверных источниках информации, «лидерах мнений».
  • Наиболее предпочтительные газетные жанры.
  • Наиболее предпочтительные типы журналов. 
  • Наиболее предпочтительная тематика печатных материалов.  
  • Представление населения об отнесении себя к различным группам интернет-пользователей.  
  • Обращение населения к наиболее популярным и востребованным интернет-источникам.
  • Наиболее предпочтительная тематика телепередач.
  • Специфика контактов населения с радио.
  • Предпочтения населения в получении информации о событиях города и региона.
  • Характеристика наличия имеющейся информации о событиях жизни города и региона.
  • Оценка полноты и насыщенности информационного рынка г. Челябинска: характеристика различных видов СМИ.
  • Интерес к программам челябинского телевидения. 
  • Факторы выбора передач челябинского телевидения. 
  • Характеристика и оценка телевизионных каналов Челябинска.
  • Характеристика и оценка рынка газет Челябинска.
  • Соотношение цены и качества печатной продукции (газеты, журналы Челябинска). 
  • Характеристика и оценка рынка журнальной продукции Челябинска.
  • Характеристика и оценка рынка радиостанций Челябинска.
  • Выбор любимой радиостанции населением  (открытый вопрос).
  • Выбор наиболее интересного интернет-источника Челябинска (открытый вопрос).
  • Представления населения о наиболее полном, интересном и содержательно насыщенном информационном источнике Челябинска (открытый вопрос).
  • Имена челябинских журналистов, обозревателей, ведущих телепрограмм, пользующихся наибольшими уважением и популярностью у населения (открытый вопрос).
  • Устойчивость интереса к челябинским СМИ за последний год.
  • Причины возрастания интереса к челябинским СМИ.
  • Направления совершенствования работы челябинских СМИ: оценка населения [3]. 

В ходе исследования стало очевидным, что опрос можно рассматривать как зондаж, когда определенная картина ответов на вопросы позволяет строить соответствующую траекторию углубленного изучения того или иного аспекта. Несомненно, это очевидное наблюдение, однако оно приобретает особую важность при организации кросс-региональных исследований.

Дело в том, что социологические опросы позволяют обнаружить определенные тенденции, требующие новых сценариев исследования для получения ясной картины. Ситуативность этой позиции диктует необходимость поэтапного подхода к проведению сложного кросс-регионального исследования, задача которого – сопоставление симультанных данных в разных географических пространствах.

Кросс-региональность следует рассматривать как значимый тренд современного медиа-исследовательского поля, поскольку эмпирические частные данные, которыми изобилуют исследования по журналистике, нуждаются в фундаментальном анализе, сопоставлении и теоретизировании.

Но проведение такого исследования требует особой ответственности за качество самого содержания опросного листа, первичной информации, которая ляжет в основу исследования. В работе Л. Б. Зубановой выявилась некоторая избыточность вопросов одного типа (например, конкретизирование информации о челябинских СМИ) и недостаток других (например, выявление мотивов определенного медиаповедения).

Учитывая выявленные недостатки, было проведено второе исследование-зондаж, выстроенное по менее трудозатратной схеме. Это исследование проводилось Челябинским государственным университетом весной–летом 2012 года. Выборка составила 118 анкет в городе Челябинске и 92 анкеты в городе Карабаше Челябинской области. Отметим, что это именно зондаж, направленный на совершенствование методики исследования, а не полноценное исследование.

Респондентам предлагалось ответить  на следующие вопросы:
Укажите свой:
Пол:______
Возраст: _________
Образование:____________
Род занятий:_____________
Место жительства_____________________________

1. Расположите информационные потребности в порядке значимости для вас (цифрами от 1 до 5; 1 «место» – самая значимая¸ 2 «место» – значимая; 3 «место» – менее значимая; 4 «место» не очень значимая; 5 «место» – наименее значимая)


место

Информационные потребности

 

– по работе (учебе) (возникновение вопросов / проблем, требующих поиска новой информации / знаний)

 

– в повседневной жизни (бытовые проблемы, возникающие дома, в саду, с машиной, бытовой техникой и т.п. – требующие поиска новой информации / инструкции / совета для своего решения)

 

– новости (необходимость ориентироваться в современной жизни – политика, экономика, спорт, культура, погода и др.)

 

– специальная информация, не связанная с работой / учебой и повседневным бытом (хобби, увлечение, интерес) – укажите, какая именно

 

– другой тип информации (укажите, что именно)

2. Проснувшись утром, какую первую информацию вы стремитесь получить и с помощью какого источника?
3. Если у вас возникают бытовые проблемы, с которыми вы сталкиваетесь впервые, как вы их решаете? Если вы выбрали несколько ответов, расставьте их в порядке частотности (1 – самый частый способ, 2 – менее частый, 3 – редкий, 4 – очень редкий, 5 – в исключительных случаях, 6 – никогда). Можно одну и ту же цифру относить к нескольким позициям.


Оценка частотности

Способ решения проблемы

 

– Разбираюсь сам(а), не обращаясь ни к каким источникам

 

– Самостоятельно изучаю подручные инструкции

 

– Обращаюсь к специалистам / знакомым за советом

 

– Вызываю специалиста для решения проблемы

 

– Обращаюсь к специальной литературе (книгам)

 

– Обращаюсь к Интернету

 

– Обращаюсь к газетам, журналам

 

– Свой вариант

4. Если вам понадобилась новая информация / знание по работе, куда чаще всего вы обращаетесь? Если вы выбрали несколько ответов, расставьте их в порядке частотности (1 – самый частый способ, 2 – менее частый, 3 – редкий, 4 – очень редкий, 5 – в исключительных случаях, 6 – никогда). Можно одну и ту же цифру относить к нескольким позициям.
– к коллегам
– в библиотеку
– к специальной литературе
– записываюсь на курсы повышения квалификации (мастер-классы и др.)
– обращаюсь к Интернету.

5. Приведите пример, когда вы так и не смогли найти нужную информацию (что именно вы искали?)
– по работе
– в бытовых ситуациях
6. Смотрите ли вы ТВ?
– постоянно
– от случая к случаю
– никогда (если вы выбрали этот ответ, перейдите к п. 10)
7. Какой канал вы предпочитаете?
8. Назовите ваши любимые передачи.
9. Назовите самые нелюбимые передачи.
10. Читаете ли вы газеты?
– постоянно
– от случая к случаю
– никогда (если вы выбрали этот ответ, перейдите к п. 13)
11. Какие газеты вы читаете?
12. Какие рубрики просматриваете в первую очередь?
13. Читаете ли вы журналы?
– постоянно
– от случая к случаю
– никогда (если вы выбрали этот ответ, перейдите к п. 15)
14. Какой журнал вы читаете постоянно?
15. Слушаете ли вы радио (важно: когда вы сами хотите его включить и послушать, а не являетесь «пассивным» слушателем в транспорте, магазинах, офисе и др.)?
– постоянно
– от случая к случаю
– никогда (если вы выбрали этот ответ, перейдите к п. 17)
16. Какое именно радио вы предпочитаете?
17. Пользуетесь ли вы Интернетом?
– постоянно
– от случая к случаю
– никогда (если вы выбрали этот ответ, перейдите к п. 21)
18. Откуда вы выходите в Интернет? Если вы выбрали несколько ответов, расставьте их в порядке частотности (1 – самый частый способ, 2 – менее частый, 3 – редкий, 4 – очень редкий, 5 – в исключительных случаях, 6 – никогда). Можно одну и ту же цифру относить к нескольким позициям.


Оценка частотности

Способ выхода в Интернет

 

– мобильный телефон

 

– домашний компьютер

 

– доступ к Интернету на работе

 

– почтовое отделение

 

– интернет-кафе

 

– другое (что именно?)

19. Какие сайты вы посещаете наиболее часто (включая социальные сети)?
20. Что вы делаете, если не нашли ответа на свой запрос в Интернете?
21. Какой информации вам не хватает больше / чаще всего?
Данный опросник, как мы уже отметили, представлял собой пилотный вариант для исследования информационных потребностей и медиаповедения личности в условиях ответа на эти потребности. Опрос проводился методом анкетирования (а не интервьюирования), что, с одной стороны, облегчало организацию опроса, а с другой – снижало ценность полученной информации и создавало условия для небрежных ответов, не отражающих реального отношения респондентов к проблемам, на которые было направлено исследование. Общее количество анкет, где характер ответов и выборов показывает формальное отношение к опросу, составило 8 по Челябинску (около 7%); по Карабашу все анкеты валидны (поскольку исследователи контролировали анкетирование по принципу face to face).
Большое количество открытых вопросов делают методику исследования информационных потребностей достаточно сложной для обработки и сведения данных воедино. Возникает проблема трудоемкости исследования. При анализе анкет выяснилось, что многие респонденты не могут ранжировать выборы, просто отмечают несколько выборов в предполагающих ранжирование вопросах, а следовательно, вопросы такого типа нежелательны для фундаментального исследования.
Перемен требует и наполнение анкеты. В частности, очевидно, что мог бы быть включен вопрос об отношении к Интернету (по методике 2011 года) – отнесению себя к определенному типу пользователей:

Представление населения об отнесении себя к различным группам интернет-пользователей [3] 

Вариант ответа

%

1

к группе активных и «продвинутых» пользователей – постоянно обращающихся к интернет-источникам, умеющих обеспечить грамотный поиск информации

14.1

2

к группе пользователей, обращающихся к интернет-источникам лишь по профессиональной необходимости, но свободно ориентирующимся в сети

17.8

3

к   группе    пользователей,   обращающихся   к   интернет-источникам   эпизодически,   нуждающимся   в дополнительных консультациях по использованию интернет-ресурсов

13.3

4

к пользователям, нуждающимся в интернет-информации, но не освоившим информационно-компьютерные технологии

9.6

5

я не нуждаюсь в информации, размещенной в сети, и не отношусь к интернет-пользователям

32.3

6

затрудняюсь ответить

12.9

Следует провести зондаж такого отношения, причины интернет-хейтерства (на вопрос «к каким интернет-источникам вы обращаетесь» 42% опрошенных 2011 года ответили «ни к каким»).
Алгоритм вынесения подобного исследования на кросс-региональный уровень может быть представлен следующей схемой:
I. Создание рабочих групп в нескольких городах на базе журфаков, заинтересованных в ведении подобных исследований. Координация ведется из единого центра.
II. Обсуждение целей исследования, построения модели ожидаемых результатов, обсуждение опросника, методики исследования.
III. Подготовка и утверждение выборки исследования (по регионам).
IV. Обучение интервьюеров, готовящихся к полевому исследованию (по  согласованной инструкции).
V. Контроль за осуществлением полевого исследования, сбор материала.
VI. Обработка данных по единой модели, предоставление цифрового отчета координационному центру.
VII. Свод данных в единую базу, установление связей между данными.
VIII. Рассылка полученных детализованных данных всем участникам проекта, утверждение плана интерпретационных работ.
IX. Подготовка коллективной монографии на основе проведенного исследования.
Называя эту последовательность «алгоритмом», мы полагаем существенным обратить внимание на сложность координации решаемых вопросов. Эти сложности можно объединить в несколько блоков:

  • конфликт интересов исследователей;
  • конфликт методик и видения организации исследования (особенно тайм-менеджмент);
  • конфликт оценки полученных данных (валидность / невалидность анкет)
  • конфликт интерпретаций.

На наш взгляд, основные противоречия коллективной работы могут быть устранены при сильном координационном центре, которым могла бы выступить НАММИ.

Возможна выработка модельных опросников для зондажа (подобно пилотному исследованию, проведенному в Челябинском государственном университете), проведение таких экспресс-опросов на относительно небольших группах респондентов, обзор результатов и внесение предложений по корректировке опросника.

Первоначальный этап предполагает обсуждение опорного опросника, в который могут вноситься изменения и коррективы. Утвержденный опросный лист распространяется всем участникам исследования и не подлежит никаким изменениям – для предотвращения расхождения данных при сведении всех полученных результатов.

Наиболее значимым с социальной точки зрения на сегодня могло бы быть исследование медиаповедения личности в условиях быстрого развития интернет-пространства, мобильной связи, социальных сетей. В то же время было бы алгоритмически значимым иметь два опросника – для активных пользователей Интернета и всех остальных, что помогло бы выяснить психологические причины отставания от основного информационного тренда эпохи.

Примечания

  1. Жилавская И. В. Медиаповедение личности. Обретение смысла // Медиаскоп: Электронный научный журнал факультета журналистики МГУ им. Ломоносова. 2011. Вып.2 http://www.mediascope.ru/node/786.
  2. Taylor Robert S. The process of asking questions // American Documentation. 1962. October. Volume 13. Issue 4. Р. 391–396.
  3. Бетехтин А. В. Социокультурный потенциал Южного Урала: вызовы времени и ориентиры культурной политики / А. В. Бетехтин, Л. Б. Зубанова, С. Б. Синецкий, М. Л. Шуб; науч. ред. В. С. Цукерман. Челябинск, 2011. C. 247.

 

Добавить комментарий


Защитный код
Обновить

Дополнительная информация