Дополнительная образовательная программа по медиаинформационной грамотности: векторы развития

И.Ю. Прасолова
Центр детского и юношеского творчества «Пилот» СВОУО ДО г. Москвы,
педагог дополнительного образования

Аннотация
Статья посвящена проблемам адаптации детей и подростков к условиям информационного «взрыва», их ориентации в информационных потоках, самореализации с использованием информационных технологий и технических средств.  По словам автора, тенденцией развития образования в России является усиление личностно-ориентированных методов преподавания.

Ключевые слова: медиаграмотность, медиатекст, медиасистема, медиаобразование

Prasolova I.,
«Pilot», Centre of children and youth creativity, Moscow
Teacher of additional education

ADDITIONAL EDUCATIONAL PROGRAMM ABOUT MEDIA INFORMATIONAL LITERACY: DEVELOPMENT VECTORS

Summery
An article is devoted to the problems of children and youth adaptation to informative explosion’s conditions, their orientation in informative «flows», self-realization with using informative technologies and technical means. According to the author, the tendency of educational development in Russia is concentrated on personality-centered  methods.

Keywords: media literacy, media text, media system, media education

Cкачать статью в .pdf

Дополнительная образовательная программа
по медиаинформационной грамотности: векторы развития

«Цифровое поколение»… Именно так многие зарубежные и отечественные ученые называют современных детей и подростков и определяют те условия, в которых им приходится расти и развиваться. Если еще 15-20 лет назад российская молодежь только знакомилась с техническими новшествами, то сегодня даже младших школьников сложно представить без мобильных телефонов, оценок в электронном дневнике и т.д.

Поэтому все более актуализируется проблема адаптации детей и подростков к условиям информационного «взрыва», их ориентации в информационных потоках, самореализации с использованием информационных технологий и технических средств.

Современная концепция медиаобразования: новая трансформация

Платформой для решения данной проблемы, на наш взгляд, видится повышение медиаинформационной грамотности детей и подростков через соответствующее образовательное направление.

Медиаобразование в России  берет свое начало еще в начале XX века. Возникшее в процессе осмысления воспитательной и образовательной роли кино, ворвавшегося в жизнь россиян, оно естественным образом трансформировалось в соответствии с условиями развития общества.

Этапы развития этого процесса подробно рассматриваются, например, в монографии исследователей А.В. Федорова и И.В. Челышевой «Медиаобразование в России: краткая история развития» (Таганрог, 2002).

Сегодня, на наш взгляд, очередной виток трансформации медиаобразовательной концепции, как в России, так и за рубежом. Это связано, в первую очередь, с попытками переосмыслить такие ключевые понятия, как медиаграмотность и информационная грамотность. Как показала практика, пока в исследовательской среде нет их единого понимания. К такому выводу автора статьи привело участие в Международной конференции «Медиа- и информационная грамотность в обществах знания», которая была организована в июне 2012 года Министерством культуры Российской Федерации, Федеральным агентством по печати и массовым коммуникациям, Комиссией Российской Федерации по делам ЮНЕСКО, Российским комитетом Программы ЮНЕСКО «Информация для всех» и Межрегиональным центром библиотечного сотрудничества при участии ИФЛА, Института ЮНЕСКО по информационным технологиям в образовании и Секретариата ЮНЕСКО. Интересной и требующей дальнейшей разработки в данном направлении нам видится позиция заведующей кафедрой журналистики и медиаобразования факультета журналистики МГГУ им. М.А. Шолохова, кандидата филологических наук И. В. Жилавской: «Отмечая большое значение состоявшейся конференции для продвижения идеи медиаинформационной грамотности (МИ-грамотности), хотелось бы все же остановиться на некоторых понятиях, не получивших в ходе дискуссии однозначного толкования, но без понимания которых, сложно представить себе цельную, внутренне непротиворечивую концепцию новой грамотности XXI века.

Если мы говорим о концепции, то понимаем, что это система связанных между собой и вытекающих один из другого взглядов. Кроме того, это система путей решения выбранной задачи. Сегодня говорить о какой-либо концепции медиаинформационной грамотности пока рано, поскольку нет единства в определении ключевых дефиниций – «медиа», «информация», «грамотность»; нет принимаемой всеми основополагающей цели формирования медиаинформационной грамотности; в связи с этим, очень сложно выделить специфические характеристики, индикаторы измерения и технологии достижения высокого уровня нетрадиционной грамотности. Без теоретико-методологической согласованности на первоначальном этапе формирования концепции возникает ситуация, когда в ходе поиска ответов на непростые вопросы, формулировки рекомендаций и предложений, эксперты говорят о разных явлениях.

Но главное, большинством ученых и специалистов не улавливается сам концепт медиаинформационности, как некая идея, открытый образ будущей концепции, позволяющий почувствовать глубину облака смыслов и значений. Эта ситуация напоминает поиски бозона Питера Хиггса, неуловимого элемента, способного осуществить переход от абстрактного бестелесного мира мельчайших частиц к миру предметному, материальному» [1].

Кого мы получим на выходе?!

Анализируя развитие российского образования в сфере медиаинформационной грамотности, мы пришли к выводу, что большинство подобных программ, наиболее отвечающих современным требованиям, на сегодняшний день реализуется лишь в вузах. Хотя формировать медиаинформационные компетентности у ребенка, несомненно, необходимо с ранних лет в соответствии с возрастными особенностями его развития.

Но неверно было бы утверждать, что медиаинформационные образовательные практики совсем не применяются на этапе среднего и начального профессионального образования молодежи. Вопрос только в том, в какой именно форме они реализуются.

Е.В. Якушина, кандидат педагогических наук, старший научный сотрудник лаборатории медиаобразования ИСМО РАО считает, что «для того чтобы в действительности воспитать людей нового поколения, научить их творить, быть независимыми, необходимо развивать склонности учащихся к наблюдению и анализу действительности. В школе возможно решение следующих задач по интеграции медиаобразования в систему как профильных, так и основных дисциплин» [2].

В 2011 году, в связи с принятием Федерального закона Российской Федерации от 29 декабря 2010 г. N 436-ФЗ «О защите детей от информации, причиняющей вред их здоровью и развитию» и проведением 1 сентября 2011 года  уроков медиабезопасности в школах России, многие информационные и образовательные сайты цитировали выступление Уполномоченного при Президенте РФ по правам ребенка Павла Астахова, который в том числе заявил: «…нам предстоит всем испытать на себе действие закона с 1 сентября 2012 года, связанного с защитой детей от негативной информации. Считал бы необходимым предложить Министерству образования ввести специальный курс обучения детей, возможно, даже и родителей, так называемой «Медиабезопасность детей и подростков». Это вполне возможно предусмотреть в обычном курсе основ безопасности жизнедеятельности. Это будет связано непосредственно с выработкой навыков у детей безопасного интернета и профилактики интернет-зависимости, о которой так много говорится. Это действительно страшное явление» [3].

О выделении такого предмета как медиаинформационная грамотность в список обязательных для изучения дисциплин в российских общеобразовательных учреждениях сегодня говорить пока рано, поскольку идет развитие и становление самого предмета (хотя подобная практика давно известна западным коллегам, например, в Германии реализуются подобные программы уже в начальной школе). Но, как показывают приведенные выше цитаты, эта тема волнует умы и представителей науки и образования, и общественных деятелей, политиков.

Если говорить о средней ступени образования, то пока, на наш взгляд, наиболее приближена к требованиям современной действительности в данном ключе система дополнительного образования, как в школах, так и в специализированных учреждениях дополнительного образования детей. Молодежные газеты существуют не один десяток лет. Их стенные «прародители», рисованные на ватманском листе от руки, со временем во многих учреждениях переросли в газеты в современном их виде, и сейчас детские редакции проецируют модель настоящих взрослых СМИ. Кроме того, в силу компьютеризации учебного процесса и оснащения учебных заведений соответствующей техникой, в школах появились радиостанции и телекомпании.

Редакции молодежных СМИ были созданы и как приложение к «взрослым» изданиям и телерадиокомпаниям. В данном случае, конечно, стоит четко понимать, что медийный продукт, созданный взрослыми для детей, существенно отличается от того, который создан самими детьми и подростками при помощи взрослых.

Еще один нюанс реализации образовательных программ по медиаинформационной грамотности видится в ответе на вопрос, кого же мы хотим получить в итоге их освоения. С одной стороны, это чистой воды профориентационная работа со школьниками по подготовке будущих студентов факультетов журналистики. Но, с другой стороны, как быть с теми ребятами, для кого творческая самореализация в такой редакции так и остается на уровне хобби?! На наш взгляд, ответом на этот вопрос становится расширение рамок педагогических и воспитательных задач подобных медиаобъединений из узкоспециализированных к более общим, переориентация педагогов с довузовской подготовки будущих журналистов к формированию общей медиаинформационной грамотности детей и подростков. То есть, реализуя деятельность молодежных редакций, мы должны не только и не столько обучать детей навыкам создания журналистских материалов для газет, сайтов, телевидения или радио, но воспитывать в первую очередь грамотных потребителей информации через вовлечение в процесс создания этих текстов. Навыки, полученные в ходе обучения, помогут ребенку адаптироваться к ситуации информационного бума, помогут развить его коммуникативные способности, расширить кругозор. То есть, в любом случае будут способствовать его социализации и развитию как гармоничной личности, ориентирующейся в современной ситуации. И не обязательно затем подростки «встроят» себя в социум как профессиональные журналисты.

Такое авторское видение медиаобразовательного процесса, выработанное на основе собственного 8-летнего опыта преподавания основ журналистики школьникам, нашло свое подтверждение и в разработках данной проблемы в научных кругах высшей школы. Например, с подобными же размышлениями специалистов-теоретиков и практиков автор статьи познакомилась на круглом столе «Актуализация нравственных ценностей в медиаобразовательной практике СМИ», который прошел 8 февраля 2012 года в рамках научно-практической конференции «Журналистика в 2011 году. Ценности современного общества и средства массовой информации», ставшей традиционной на факультете журналистики МГУ. Здесь были рассмотрены вопросы медиаобразования аудитории как фактора интерактивности средств массовой коммуникации; особенности целей и ценностей медиаобразования аудитории в российских масс-медиа и др. Особое место в разговоре было отведено задаче повышения медиаинформационной грамотности населения и роли журналистов в этом процессе. Для автора статьи последний вопрос был актуален и с точки зрения педагогической компетентности руководителей молодежных медиаобъединений: насколько учителя литературы, информатики или других школьных предметов, на долю которых выпало это направление работы, отдают себе отчет в особенностях работы редакции. И насколько журналисты-практики, получившие профильное образование и имеющие соответствующий опыт работы, готовы стать преподавателями.

Еще один важный аспект рассмотрения образовательных программ по медиаинформационной грамотности для детей и подростков, на наш взгляд, заключается в осмыслении современных процессов развития медиасистемы. В первую очередь, здесь подразумевается развитие новых медиа, так называемой информальной журналистики. Когда дети вместе со взрослыми из потребителей становятся и активными создателями контента. Социальные сети и блогосфера стали местом постоянного обитания подростков. «Олбанский» язык в твитах и комментариях подменяет классический русский, и теперь вместо аргументированной критики того или иного материала чаще мы можем увидеть реплики типа «аффтар выпей йаду» или «убей сибя ап стену». Естественно, наличие сленга для того или иного сообщества – одна из его характерных черт, но мы должны понимать, что его использование не должно стать нормой жизни и идти в разрез с общей культурой молодого человека.

Говоря об общем содержании программ, направленных на повышение медиаинформационной культуры детей и подростков, мы должны помнить, что одной из современных тенденций развития образования в России, как высшего, так и среднего, является усиление личностно-ориентированного и деятельностного подхода в образовательном процессе. Парадигма взаимоотношений «ученик» – «учитель» должна перейти из вертикальной в горизонтальную. Процесс освоения новых информационных технологий должен не только идти «сверху» и быть сформулированным педагогом, но и учитывать потребности самого обучающегося. Это, в первую очередь, должен быть диалог, в процессе которого формируется миропонимание ребенка, развивается критическое мышление и параллельно приобретаются первоначальные профессиональные навыки создания медиактекстов в соответствии с требованиями СМИ, а не в ключе привычных школьных сочинений.

Учась «думать» вместе с воспитанниками медиаобъединения, педагоги понимают, что дети и подростки в силу возраста мыслят и действуют по образу и подобию взрослых, рядом с которыми живут. Ценности, принятые в семейном кругу, в социуме в целом, найдут свое прямое отражение и в отношении детей к окружающей действительности, в восприятии информации извне и ее ретрансляции после осмысления. Если говорить языком системного анализа, человек, как и любая система, представляет собой классическую «модель черного ящика», которая находится в воздействующей на нее окружающей среде, имеет «входы», позволяющие воспринять внешние сигналы, и «выходы», выдающие «на гора» в той или иной форме реакцию на эти самые поступившие сигналы. Поэтому, прежде чем учиться анализировать информацию, стоит понять, какими же категориями, стереотипами мыслит член медиаобъединения. Таким образом, резонно предположить, что медиаинформационное образование суть междисциплинарный процесс, включающий в себя основы философии, психологии, культурологии, IT-технологий, русского языка, литературы и еще целого ряда предметов.

И.В. Жилавская, исследуя природу медиаинформационной грамотности, говорит:

«Идея медиаинформационной грамотности логично вплетается в концепцию ноосферного образования (Н.В. Маслова), которое является конвергенцией естественнонаучных, гуманитарных концепций и практик образования конца XX в. В ноосферном образовании соединены все лучшие наработки человечества в науке, педагогике, психологии, философии, культуре, истории развития мысли. Такой уровень интеграции В.И. Вернадский назвал сферой разума − ноосферой.

Для ноосферного образования характерны системность и целостность во взгляде на природу, мир, человека. Целостность мышления является основанием для развития высокой нравственности, самосознания и самораскрытия потенциала личности, направленного на выполнение своего предназначения на Земле. Это педагогическая система строится на знании законов мира, общества, психики человека, а также законов образования, которые обосновывают релаксационно-активный режим в учебе, вовлечение жизненного опыта учащегося в процесс обучения и познания мира. 

Идеология и научно-методологическая основа ноосферного образования может быть взята за основу современной концепции медиаобразования. Ноосферное медиаобразование – это педагогическая система XXI века, одной из основных характеристик которой является нацеленность на раскрытие высшего «Я» учителя и ученика через их творческое взаимодействие по всем каналам восприятия действительности.

С нашей точки зрения, в основе новой концепции медиаобразования должна быть заложена идея субъектности мира, его разнообразия и   изменчивости, глобальной сбалансированности и взаимозависимости всех участников информационного обмена. Она должна строиться на активизации внутренних ресурсов личности ученика, как человека медийного, органично погруженного в медиасреду» [4].

Как уже отмечалось нами, пока автору статьи представляется наиболее логичным то, что на уровне общеобразовательных учебных учреждений процесс обучения медиаинформационной грамотности встраивается в систему дополнительного образования. Конечно, здесь есть целый ряд подводных камней.

С одной стороны, радует то, что в проект государственной программы РФ «Развитие образования» на период с 2013 по 2020 год, подготовленный в соответствии с распоряжением Правительства РФ «Об утверждении перечня государственных программ Российской Федерации» и постановлением Правительства «Об утверждении порядка разработки, реализации и оценки эффективности государственных программ Российской Федерации» вошло две подпрограммы, которые напрямую связаны с образовательной сферой, составляющей предмет наших научных и практических интересов. Это подпрограммы «Развитие дошкольного общего образования и дополнительного образования детей» (ее цель – создание в системе образования равных возможностей для современного качественного образования и позитивной социализации всех детей) и «Вовлечение молодежи в социальную практику» (цель этой подпрограммы – создание условий успешной социализации и эффективной самореализации молодежи). Как следует из стенограммы заседания Правительства, где был принят этот документ, М. А. Медведев говорит: «Первое – нужно обеспечить всех детей и детей-инвалидов, конечно, высоким качеством образования, обеспечить равную доступность дошкольного, школьного и, по возможности, дополнительного образования. (…) Создается общенациональная система поддержки одаренных детей и талантливой молодежи. К 2020 году также половина школьников должна участвовать в олимпиадах и конкурсах различного уровня, две трети – заниматься в системе дополнительного образования» [5]. То есть, закладывается основа для дальнейшего развития данного направления образовательной деятельности.

С другой стороны, такие вопросы, как, например, система оплаты труда педагогов дополнительного образования, система электронной регистрации детей в объединениях учреждений дополнительного образования, вводимая в УДОДах Москвы, иначе как негативными назвать сложно. В частности, требования к электронной регистрации обучающихся в системе дополнительного образования ставят ребенка в ситуацию выбора, когда он вынужден ограничится только одним объединением, хотя, например, до этого мог реализовывать себя в нескольких направлениях одновременно. Соответственно, совсем скоро может произойти «перекос» в сторону «популярных» с точки зрения родительской общественности направлений – языковых, художественно-эстетических и др., а научно-технические, культурологические, к которым можно отнести в том числе и объединения по медиаинформационной грамотности, могут оказаться не у дел. А в тех учреждениях, где такой контингент заинтересованных учащихся, например, имеется, может оказаться недостаточной материально-техническая и кадровая база.

Если подводить итог всему вышесказанному, хочется отметить следующее: медиаинформационное образование на данном этапе времени находится в самом начале пути, несмотря на имеющуюся за плечами «историю» существования этого направления образования. Как минимум в силу тех глобальных трансформаций, которые происходят сегодня в обществе в целом, в медиасистеме в частности. Поэтому от того, какой же вектор развития данного направления мы с вами выберем, каким именно содержанием наполним нашу образовательную программу, зависит, какой станет в будущем «информационная картина мира», которую мы получим от сегодняшнего подрастающего поколения, каким будет его медиаинформационное поведение и медиаинформационная культура. На уровне «аффтар жжет» или на абсолютно ему противоположном.

Примечания

  1. Жилавская И.В. О современной концепции медиаинформационной грамотности и медиаобразования // Международный электронный научно-образовательный журнал «Медиа. Информация. Коммуникация». 2012. № 3. // http://mic.org.ru/index.php/new/125-o-sovremennoj-kontseptsii-mediainformatsionnoj-gramotnosti-i-mediaobrazovaniya;
  2. Якушина Е.В. Медиаобразование: как научиться грамотно работать с информацией // Международный электронный научно-образовательный журнал «Медиа. Информация. Коммуникация». 2012. № 3. // http://mic.org.ru/index.php/3-nomer-2012/122-mediaobrazovanie-kak-nauchitsya-gramotno-rabotat-s-informatsiej;
  3. http://rmc.vsv.lokos.net/index.php?option=com_content&view=article&id=222&Itemid=98;
  4. Жилавская И.В. О современной концепции медиаинформационной грамотности и медиаобразования // http://www.zhilavskaya.ru/mediateka_zhilavskaya.html;
  5. Стенограмма заседания Правительства РФ от 11.10. 2012 г. // http://xn--80aealotwbjpid2k.xn--p1ai/docs/21107/

Добавить комментарий


Защитный код
Обновить

Дополнительная информация