Готовится к выходу 21-й номер. Последний срок сдачи материалов в номер – 25 августа 2017 г. Опубликоваться ->>

Медиа и социальная активность молодежи

Иосиф Михайлович Дзялошинский,
Государственного университета – Высшая школа экономики
профессор

Юлия Мастерова
Департамент международного сотрудничества Министерства транспорта
Российской Федерации
Главный специалист-эксперт

Cкачать статью в .pdf

Повышенное внимание к проблемам молодежи объясняется ее особой ролью в общественном воспроизводстве. Молодежь всегда была и остается наиболее активной и динамичной социально-возрастной группой, реализующей себя во всех сферах жизнедеятельности общества: политической, социальной, культурной, экономической. Данная социально-демографическая группа в большей степени, чем другие, нацелена на повышение своего социального статуса и освоение новых социальных ролей. Ее можно рассматривать, с одной стороны, как наиболее адаптирующуюся, а с другой - инициативную и инновационную часть социума, которая составляет примерно 20-35% населения индустриальных стран, в том числе около 40% трудоспособной его составляющей. Таким образом, молодежь - самая социально активная часть населения, которая представляет собой наиболее перспективную группу граждан, способных обеспечить реализацию ключевых направлений развития общества.

Проблемы формирования, развития и стимулирования активности молодежи, выявления особенностей мотивационно-потребностной сферы социально активной личности рассматривались социологами, педагогами и психологами во все периоды существования нашего государства. Однако в различные периоды сформировавшиеся в обществе представления об активной личности, существенно различались, и в исследованиях разных лет были предприняты попытки, с одной стороны, осуществить анализ содержания понятия социальной активности, с другой стороны, обозначить мотивы, которые направляют и реализуют активность человека в социально-значимой деятельности.

Современный этап развития гражданского общества в России характеризуется наличием весьма широкого круга формальных возможностей для реализации человеком потенциала его гражданской активности, в том числе, общественного участия. Социально-политические трансформации двух последних десятилетий закрепили «право на жизнь» для различных институтов гражданского общества – разноплановых общественных объединений и организаций, партий в рамках практически любых (за исключением экстремистского толка) идеологических платформ, церкви, органов местного самоуправления и т.п. Другими словами, люди получили возможности для самореализации в самых разных сферах и областях жизни, для активной горизонтальной и вертикальной социальной мобильности.

Однако востребованность гражданами имеющихся возможностей крайне низка, что подтверждается данными многих социологических исследований. В этом противоречии - между возможностями для самореализации и низким уровнем их востребованности - эксперты видят одно из главных противоречий современной общественной жизни в России.

В связи с этим встают важные вопросы о том, преодолевает ли это противоречие новое поколение, формируется ли среди молодежи позитивное отношение к возможностям, предоставляемым им развивающимся гражданским обществом, становится ли общественное участие важной сферой жизнедеятельности, самореализации и социальной мобильности для молодежи или же она, как и старшее поколение, проходит мимо всех этих возможностей.


СОЦИАЛЬНАЯ АКТИВНОСТЬ: ВИДЫ И ФОРМЫ

Термин «активность» широко используется в различных сферах науки как самостоятельно, так и в качестве дополнительного в различных сочетаниях. Причем в некоторых случаях это стало настолько привычным, что сформировались самостоятельные понятия. Например, такие как: активный человек, активная жизненная позиция, активное обучение, активист. Понятие активности приобрело такой широкий смысл, что при более внимательном отношении его использование требует уточнений. Словарь русского языка дает общеупотребительное определение «активного» как деятельного, энергичного, развивающегося. В литературе и бытовой речи понятие «активности» часто употребляется как синоним понятия «деятельность». В физиологическом смысле понятие «активности» традиционно рассматривается как всеобщая характеристика живых существ, их собственная динамика. Как источник преобразования или поддержания ими жизненно значимых связей с окружающим миром. Как свойство живых организмов реагировать на внешние раздражения. Активность при этом соотносится с деятельностью, обнаруживаясь как ее динамическое условие, как свойство ее собственного движения. У живых существ активность изменяется в соответствии с эволюционными процессами развития. Активность человека приобретает особое значение как важнейшее качество личности, как способность изменять окружающую действительность в соответствии с собственными потребностями, взглядами, целями. В работах Л.И. Божович, А.В. Брушлинского, К.А. Абульхановой, Д.Б. Эльконина, М. Андреевой, А.В. Петровского, Д.И. Фельдштейна и др. социальная активность определяется как степень проявления возможностей и способностей человека как члена социума, устойчивое активное отношение личности к отдельным общностям или обществу в целом и отражает превращение личности из объекта в субъект общественных отношений.

Степень социальной активности можно определить, сопоставляя следующие характеристики субъектов:
1)    мобильность (считая молодежь наиболее социально активной);
2)    разнообразие способов и сфер действия (социальная активность выше у лиц, включенных в большее число общественных связей и общностей);
3)    сознательность осуществляемых действий, приобретающих свойства общественно значимых поступков;
4)    использование опыта других субъектов, что помогает расширить объем и усилить интенсивность преобразующей деятельности;
5)    привлечение сил других субъектов для достижения общественно значимых целей;
6)    творческий потенциал, обеспечивающий генерацию новых способов преобразования природы и общественных отношений.

Активность, как некое присущее любому человеку качество, целесообразно рассмотреть в нескольких ракурсах.

По критерию уровня индивидуальности, на котором разворачивается активность: физическая, психическая, социальная активность.

Оставив в стороне физическую и психическую активность и сконцентрировав свое внимание только на социальной, обнаруживаем, что она делиться по критерию направленности на просоциальную, асоциальную и антисоциальную.

Понятием «просоциальная активность» обозначаются действия, которые приносят пользу другим людям, но не имеют очевидной пользы для людей, их совершающих. Действия эти весьма многообразны. Диапазон их простирается от мимолетной любезности (вроде передачи солонки) до помощи человеку, оказавшемуся в опасности, попавшему в трудное или бедственное положение, вплоть до спасения его ценой собственной жизни. Соответственно могут быть измерены затраты помогающего своему ближнему: внимание, время, труд, денежные расходы, отодвигание на задний план своих желаний и планов, самопожертвование. Некоторые психологи считают, что за таким поведением лежит особый мотив, и называют его мотивом альтруизма (иногда - мотивом помощи, иногда - заботы о людях). Другие специалисты выделяют как бескорыстные, так и эгоистические мотивы просоциальной активности.

Понятие «асоциальность» стало использоваться в основном с первой половины ХХ века в качестве собирательного политического термина, обозначающего неблагополучных людей из низших слоев общества. «Асоциальными» были и для некоторых людей до сих пор остаются попрошайки, бродяги, бездомные, проститутки, сутенеры, наркоманы (в т.ч. алкоголики), гомосексуалисты, цыгане и недееспособные люди . К асоциальному также относят поведение, для которого характерны бесцельное времяпрепровождение, азартные игры, пьянство, агрессивность, ложь, социальная безответственность, аморально-эгоистическое отношение к лицам другого пола и др.

Что касается молодежи, то асоциальная активность выражается довольно часто переходит в антисоциальную. Известно, что в асоциальных группах возникают серьезные предпосылки для криминализации несовершеннолетних. Такого рода асоциальные группы, в которых еще не совершаются, но как бы созревают преступления несовершеннолетних, в литературе еще называют криминогенными

Антисоциальная активность связана с совершением так называемых общественно опасных действий. Чаще всего это кражи, ограбления, разбойные нападения, хулиганство, насильственные преступления и др. По экспертным оценкам в России действует более 300 крупных преступных синдикатов и 1000 молодежных преступных банд. Участие в тех или иных преступных кланах и группировках становится для молодежи социально престижным занятием. В настоящее время более половины всех правонарушений совершается молодыми людьми. В связи с прогнозируемым ухудшением уровня жизни, ростом наркомании и алкоголизма в обозримый период времени можно ожидать продолжение роста молодежной преступности. Молодежная преступность начинает приобретать глобальный для российского общества характер.

Важным критерием различения видов активности является сфера человеческой жизнедеятельности, в которой эта активность разворачивается. С точки зрения этого критерия обычно выделяют трудовую, общественную и культурно-бытовую активность.

Нам кажется, что это слишком крупные сегменты. Есть смысл выделять такие сферы социальной активности, как экономика, политика, социальная сфера, культура, наука, образование, спорт, коммуникация, досуг, потребление, секс, частная жизнь. Возможны, разумеется, и иные классификации.
Затем можно ввести такой критерий, как предмет воздействия. С точки зрения этого критерия выделяются такие виды социальной активности как практическая (меняет саму действительность: построй дом, посади дерево, вырасти сына); коммуникативная (нацелена на изменение когнитивных и ценностных представлений людей) и смешанная, которую можно назвать манифестационной, когда смыслом некоторых практических действий является не непосредственное преобразование действительности, а оказание влияния на сознание людей (манифестации, митинги, демонстрации, парады, праздники и т.п.).

Определяя место коммуникационной активности в системе «активностей» человека, в качестве гипотезы можно предположить, что активность человека представляет собой многослойный «пирог», состоящий, по крайней мере, из трех слоев:

  • ведущая активность (например, трудовая, политическая или гражданская, или любая другая из перечисленных выше);
  • коммуникационная активность, направляющая энергетику личности на поиск связей и контактов, необходимых для реализации ведущей активности;
  • медиаактивность, управляющая действиями индивида по поиску (или производству) информации в медиасфере.

Обратившись к анализу внутреннего строения медиактивности, целесообразно напомнить о формуле, предложенной в 29 статье Конституции РФ, в которой сказано, что каждый имеет право свободно искать, получать, передавать, производить и распространять информацию любым законным способом.
В этой схеме нет важного элемента – потребления информации. Если его добавить, то можно выделить шесть основных видов медиаактивности:


•    поиск,
•    получение,
•    потребление,
•    передача,
•    производство,
•    распространение массовой информации.

В контексте нашей проблематики наиболее интересна политическая активность. Поскольку политическая активность определяется в основном через понятие политического участия, остановимся подробнее на различных подходах к научной трактовке этого понятия. В Политологическом словаре политическое участие определено как «вовлечение членов социально-политической общности в той или иной форме на индивидуальной или групповой основе в процесс политико-властных отношений внутри данной общности (или на определенной стадии исторического развития международного сообщества)».

Понятие «вовлечение», с одной стороны, акцентирует внимание на вторичности субъекта политики, который вовлечен каким-либо политическим институтом (партией, государством, общественно-политической организацией). С другой стороны, «вовлечение» можно интерпретировать как включение в политическую сферу, что способствует выходу граждан из состояния анемии не только самих себя, но и общества в целом. Из этого следует, что политическое участие следует рассматривать как одну из активных форм политической деятельности.

Л. Милбрас выделил три группы форм политической активности:
1)    «зрительская активность» - исполнение роли объекта воздействия политических стимулов, голосование и др.;
2)    «переходная активность» - общение с представителями власти и лидерами политических партий, посещение собраний и митингов;
3)    «гладиаторская активность» - участие в политической компании, исполнение роли активиста политической партии или кандидата на руководящий пост в органах власти или партии .

Г. Алмонд и С. Верба предложили следующую типологию политических культур в зависимости от принятой в обществе модели политического участия:
1)    патриархальная, где политическая личность ограничена
непосредственными, простейшими интересами и взаимодействиями;
2)    подданническая, в которой возможности личности влиять на принятие политических решений ограничены существующими политическими институтами;
3)    партиципарная, или культура участия .

С. Верба и Н. Най выделяют следующие разновидности политического участия:
•    совершенно пассивные формы политического поведения граждан;
•    участие граждан только в выборах представительных органов;
•    вовлеченность индивидов только в решение местных проблем;
•    поведение политических активистов, распространяющих свою активность на всю сферу политики;
•    политическое поведение активных участников предвыборных кампаний;
•    участие как форма профессиональной деятельности политика .

По мнению Даунса, политическое участие возможно при выполнении условия максимальной выгоды. Данная концепция рассматривает соотношение выбираемых средств и выбранной цели в политическом поведении граждан и позволяет определить зависимость форм политической активности от доступных индивиду средств. 

Формирование концепции рационального выбора Э. Даунса было продолжено в работах М. Фиорины, но ученый пересмотрел влияние идеологии на избирательские предпочтения граждан. Автор акцентирует внимание на влиянии экономических и социальных условий на политическое поведение, по его мнению, избиратель голосует за «партию власти», если удовлетворен своей жизнью, а если нет - то за оппозицию.

А. Марш и М Каазе выделили пять типов политического поведения граждан с учетом принятия или неприятия ими существующей политической реальности:
1)    неактивные - лица, которые вообще не участвуют в политике, а также те, которые изредка могут читать политическую прессу или время от времени участвовать в выборах;
2)    конформисты - большинство из них избегает непосредственного политического участия, однако некоторые принимают активное участие в конвенциональных формах и даже в политических кампаниях;
3)    реформисты - более активно принимают участие в конвенциональных формах, а также используют законные формы политического протеста;
4)    активисты - наиболее активные участники политической жизни общества, которые демонстрируют и конвенциональные и неконвенциональные формы;
5)    протестующие - активные участники политического процесса, которые используют неконвенциональные формы участия. 

Ж.Т. Тощенко рассматривает участие молодежи в политической жизни общества как «особую форму консолидации ее групповых интересов, отражающих осознанные особенности собственного социального положения, роли и места в обществе и способ их реализации» . По его мнению, в зависимости от уровня самоидентификации молодежи с различными структурами власти, а также степени проявления активности в политической жизни общества различают «формальное» и «реальное» политическое участие. Реальная политическая деятельность характеризуется волеизъявлением молодыми людьми своих политических прав различными способами и в различных формах. Причем выражение политического интереса и реализация прав молодыми гражданами должны осуществляться постоянно, а не только единовременно. В противном случае политическое участие следует рассматривать как формальное.

Некоторые исследователи выделяют «автономное» и «мобилизованное» политическое участие. Мобилизованное участие рассматривается как вовлечение людей в политику помимо их воли: «Индивид включается в политическую жизнь, становясь заложником воли лидеров, властей и их искусства манипулировать людьми».  Такое участие исключает возможность граждан повлиять на действия политических сил для разрешения своих индивидуальных проблем. Мобилизационный тип управления - один из эффективных способов поддержания и реализации власти в авторитарных и тоталитарных режимах. Однако проявление мобилизованного политического участия не редкость и в демократиях, когда мобилизация носит более мягкий характер, не ограничивает физическую свободу граждан, а направляет их действия в нужное (для власти) политическое русло.

По нашему мнению, политическая активность молодежи проявляется в следующих формах:
•    предвыборная и избирательная активность, т.е. деятельность, целью которой выступает стремление повлиять на результаты выборов: участие в избирательных компаниях, агитация за определенных кандидатов, голосование на выборах и др.;
•    организованная активность - участие в деятельности молодежных политических организаций, а также участие в общественных движениях, целью которых является очевидное влияние на процесс принятия правительственных решений;
•    активность по организации групп воздействия - усилия, направленные на создание и последующее развитие молодежных групп и организаций, использующих в своей деятельности политические методы борьбы или направленных на решение политических вопросов;
•    протестная активность конвенционального и неконвенционального характера, выражающая политические ориентации протестной направленности.

На уровень вовлеченности граждан в общественно-политическую жизнь действует достаточно сложная система факторов. В качестве объективных выделяются возрастные особенности (лабильность политического сознания, высокая подверженность манипулированию), неустойчивое материальное положение (отсутствие работы у учащейся молодежи, низкие доходы на старте профессиональной карьеры у работающей ее части), авторитарный тип политического режима (бюрократизм, непрозрачность системы государственной власти), фаза социально-экономического развития.
К субъективным факторам относятся доверие (не-) к институтам государственной власти, уверенность (не-) в завтрашнем дне, удовлетворенность (не-) своей жизнью, наличие или отсутствие интереса к политике и т.д.

Результаты исследований, проведенных Институтом социологии РАН, показывают, что доля молодежи, непосредственно участвующей в политической деятельности, равна примерно 2%. Примерно на том же уровне, что и 10 лет назад, остается число молодых россиян, активно интересующихся политикой (14%). Но одновременно почти на 20% сократилась доля молодежи, которая «факультативно» интересуется политикой («от случая к случаю») и с трети почти до половины – не интересуются вовсе .

Невысокий интерес современной российской молодежи к политике и сложность современного состояния проблемы низкой политической активности, возможно объяснить следующими противоречиями.
Во-первых, стремлением молодых россиян повысить свой социальный статус, обрести более престижные социальные позиции и перспективы социальной мобильности.

Во-вторых, уровнем противоречий современной российской молодежи с властью и с социальными институтами.

В-третьих, социокультурными конфликтами, связанными с особенностями молодежных субкультур (масс-культуры, рок-культуры и др.).

МОЛОДЕЖЬ КАК СУБЪЕКТ СОЦИАЛЬНОЙ АКТИВНОСТИ

Для того чтобы дать определение понятию «молодежь», необходимо вначале обозначить некие универсальные характеристики, которые существуют независимо от конкретно-исторических условий разных стран.

Рассмотрим основные из этих универсальных характеристик

1.    Молодежь - это часть общества. Не поняв общества, в котором живет молодежь, невозможно понять саму молодежь и ее специфические проблемы. И наоборот, не поняв молодежи данного общества, не постигнуть всех его, в том числе общих, противоречий и проблем, а тем более не раскрыть будущее этого общества. Молодежные проблемы являются проблемами всего общества. Однако неверным является утверждение, что никаких особых проблем молодежи не существует, а есть проблемы общества в целом, которые и надо решать.

У молодежи есть свои специфические, обусловленные возрастом проблемы, которых нет у зрелого человека:
(а) В любом обществе молодежь тесно связана с идеей зависимости. Пока человек не самостоятелен экономически, пока он зависит от родителей - он в глазах окружающих все еще «дитя», недоросль, ребенок.
(b) В любом обществе большая часть молодежи (учащиеся, студенты и т.п.) еще не включена в процесс производства и поэтому исключена из процесса распределения основных благ, живет «в кредит», не имеет своего жилья, получает меньшую зарплату и т.п. Следствием этого является острота социальных проблем молодежи, которая сравнима только с социальными проблемами стариков.
(c) В любом обществе большинство молодых людей не обладает личной самостоятельностью в принятии решений, касающихся их жизни. Будучи зачастую несогласным с мнением и волей родителей, родственников, существующими в обществе законами, традициями и нравами, молодой человек существенно ограничен в своих действиях этими самыми факторами.
(d) Молодежь находится в положении объекта социализации, осуществляемой путем обучения и воспитания. Ощущение себя «второстепенным», «неполноценным» членом общества рождает в душах молодых людей обостренное чувство социальной несправедливости, социальной ущемленности, болезненность мироощущения, повышенную готовность к протесту, агрессивность, «усиливающиеся в обществах, где социальная справедливость регулярно нарушается в массовых масштабах, а «нищета» положения молодежи усугубляется нищетой общества в целом» .
(e) Во всех обществах молодежь находится в состоянии поиска ответов на два жизненно важных вопроса: «кем быть?», то есть, какую выбрать профессию, и «каким быть?», то есть проблему нравственного и духовного самоопределения. Когда миллионы молодых людей находятся в состоянии неопределенности, возникает огромная общественная проблема, которая является в своей сущности проблемой стратегической.
(f) В любом обществе молодые люди решают проблему выбора спутника жизни, а также вопрос о том, сколько иметь в семье детей.
«Вечными» молодежными являются проблемы социально-психологического плана: половое созревание, повышенная тяга к общению со сверстниками, чувство одиночества, агрессивность, подростковая жестокость и т.п.

2.    Молодежь имеет двойственную природу, то есть выступает одновременно как явление биологическое и социальное, что определяет связь ее психофизического и социального развития.
В биологии, медицине, психологии, педагогике, юриспруденции, социологии понятия «молодость» и «молодежь» трактуются по-своему и изучаются с совершенно разных позиций. Между тем обобщенный, синтезированный взгляд на проблему молодости и молодежи с учетом всех этих точек зрения позволяет более адекватно оценивать положение молодежи в современном мире и разрабатывать комплексные пути решения проблем молодежи.

3.    Молодежь - это часть населения, которая в силу своих социальных и возрастных психологических особенностей легко становится объектом манипуляций организованных представителей бизнеса и политики.

Одно из первых определений понятия «молодежь» было дано В.Т. Лисовским: «Молодежь – поколение людей, проходящих стадию социализации, усваивающих, а в более зрелом возрасте уже усвоивших, образовательные, профессиональные, культурные и другие социальные функции; в зависимости от конкретных исторических условий возрастные критерии молодежи могут колебаться от 16 до 30 лет». 

Позднее более полное определение было дано И.С. Коном: «Молодежь - это социально-демографическая группа, выделяемая на основе совокупности возрастных характеристик, особенностей социального положения и обусловленных тем и другим социально-психологических свойств. Молодость как определенная фаза, этап жизненного цикла биологически универсальна, но ее конкретные возрастные рамки, связанный с ней социальный статус и социально-психологические особенности имеют социально-историческую природу и зависят от общественного строя, культуры и свойственных данному обществу закономерностей социализации».

Определение, данное И.М. Ильинским, звучит так: «Молодежь - это социально-демографическая группа, выделяемая на основе совокупности возрастных характеристик, особенностей социального положения и обусловленных тем и другим обстоятельствами социально-психологических свойств, которые определяются уровнем социально-экономического и культурного развития, особенностями социализации в данном обществе. Современные возрастные границы понятия «молодежь» лежат в интервале от 13-14 до 29-30 лет».

В дискуссиях по поводу возрастных границ понятия «молодежь» в различных странах обычно апеллируют к позиции Организации Объединенных Наций, как наднациональной и надгосударственной структуры, которая рассматривает границы молодежного возраста в интервале от 15 до 24 лет.
Однако надо иметь в виду, что концепция молодежи ООН возникла в конце 60-х годов после известных «молодежных революций», потрясших ряд стран Западной Европы и Северную Америку.

В то время понятие молодежь ассоциировалось с понятиями «радикал» и «бунтарь» и напрямую связывалось со студенческим возрастом.

В рамках международного научного сообщества уже давно ведутся дискуссии о том, что рамки, казалось бы, утвердившейся в ООН периодизации понятия «молодежь» должны быть значительно расширены - от 13-14 лет до 30-35 лет. В большинстве европейских стран, США и Японии они составляют от 14 до 30 лет. При этом в Великобритании и Нидерландах молодежь не выделяют в особую группу, и объединяют вместе с детьми в возрастных рамках от 0 до 25 лет. В Испании молодежь - это люди в возрасте от 14 до 32 лет.

В «Концепции государственной молодежной политики Российской Федерации» сказано, что «государственная молодежная политика проводится в отношении граждан Российской Федерации в возрасте от 14 до 30 лет» (Ст.3). Законопроект «Об основах государственной молодежной политики» определяет молодежь как лиц в возрасте от 14 до 30 лет» (Ст.1).

В проекте «Стратегии государственной молодежной политики Российской Федерации» 2005 года планировалось установить верхнюю границу молодежного возраста в возрасте 25 лет.
Однако распоряжением Правительства РФ №1760-р от 18 июня 2006 г. утверждена «Стратегия государственной молодежной политики в Российской Федерации», согласно которой молодежью считаются граждане в возрасте от 14 до 30 лет.

В настоящее время численность молодых россиян в возрасте от 14 до 30 лет составляет около 35 млн. человек (или 24 % населения страны).

Значительную часть молодежи составляет учащаяся молодежь (35%) – студенты ВУЗов, учащиеся ПТУ и школьники. При этом около пятидесяти процентов молодежи работает. Это означает, что материальное положение данной социальной группы таково, что еще не получив образования, молодые люди уже вынуждены зарабатывать себе на жизнь.

Структура занятости молодежи показывает, что лишь 1/5 часть молодых людей сегодня занята в производственном секторе. Большинство работающих в России молодых людей являются промышленными рабочими. Почти у половины из них заработная плата ниже официального уровня бедности. Часть молодых работников, как наиболее мобильная возрастная группа, в поисках более высокого заработка оставляют свою работу. Из-за хронических вынужденных простоев происходит дисквалификация части наиболее перспективных, с профессиональной точки зрения, молодых промышленных рабочих. Кризис в промышленном производстве не только ведет к сокращению молодых квалифицированных рабочих, но и сокращает потенциал трудовых ресурсов для этой отрасли.

Все больше учащейся молодежи ориентируется на работу в будущем в непроизводственной сфере. Отчасти это связано с падением престижности труда в производственной сфере и отчасти с уменьшением возможностей для получения профессионального образования. За 5 лет численность занятых в промышленности сократилось на 30%, в сельском хозяйстве - на 23,5%, в строительстве - 28,3%. Данные ряда исследований свидетельствуют: низкая потребность молодых людей в труде непосредственно связана с низкой квалификацией молодежного труда. Российские социологи полагают, что существование подобной тенденции в молодежной среде приведет к дальнейшему разрушению трудовой мотивации, без которой немыслим цивилизованный рынок.

Сохранение тенденций падения уровня профессиональной подготовленности молодых работников, составляющих больше 1/3 трудоспособного населения, на протяжении 10-15 лет в условиях глобальной научно-технической революции превратит Россию в сырьевую, экономически зависимую страну, молодежь которой будет составлять основной ресурс для пополнения низкоквалифицированных работников. Данную возможность косвенно подтверждает и рост численности занятых в «сырьевых» отраслях, который продолжается в течение всех 90-х годов прошлого века. А также сокращение работающих в наукоемких отраслях российской экономики. Доля молодежи среди официально зарегистрированных безработных в российских регионах последние 5 лет колеблется в пределах 20-57%. В настоящее время среди безработных молодежь составляет более 600 тыс. человек (32,2%). Из них с неполным среднем образованием - 17,7%, средним образованием - 35,5%, с высшем образованием 10%. Свыше 15% молодых людей в возрасте от 15 до 29 лет вообще никогда не работали.

Значительная часть молодежи оценивает свое материальное состояние как низкое.При этом разрыв между обеспеченной молодежью, имеющей доступ к качественным образовательным ресурсам, которой меньшинство, и всей остальной молодежью постоянно увеличивается. В последние годы в структуре молодежи появилась еще одна группа - молодежью из регионов и стран бывшего СССР, которая даже с трудом поддается учету.

Современные молодые люди имеют более низкий уровень здоровья, чем их сверстники несколько десятилетий назад. По данным Минздрава России, общая заболеваемость подростков за последние годы увеличилась в среднем на 20 %. В среднем каждый молодой человек имеет до трех заболеваний. Растет и уровень психических заболеваний, что связано с постоянным стрессом, увеличением психическим нагрузок.

Существует очень серьезная проблема алкоголизма и наркомании в молодежной среде. По данным Росстата, их доля составляет 4% - это свыше одного миллиона человек. Постоянно растет число регулярно курящих молодых людей: среди подростков их до 20 %, студентов - до 60 %.
Исследователи отмечали в последние 10 лет доминирование потребительского индивидуализма, а также низкого уровня нравственных ориентаций. Среди значимых в молодежной среде ценностей отсутствуют скромность, правдивость, мужество, коллективизм, альтруизм, самоотверженность, а среди предпочитаемых – постоянная работа и материальное благополучие. 

Отношение молодежи к общественной работе и опыт участия

Понятие общественной деятельности, общественной работы имеет в России глубокие корни, и обусловлено, прежде всего, спецификой различных периодов в ее истории.

Во-первых, это советский период, когда общественная деятельность была важным элементом социального имиджа человека, признаком его «благонадежности», инструментом повышения социально-профессионального статуса, при этом для большинства носила пресловутый «добровольно-принудительный» характер и строго регламентировалась.

Во-вторых - первые годы «новой России», когда для большинства россиян общественная работа утратила признак обязательности и люди с облегчением отодвинули ее на периферию своих жизненных целей и стратегий, сосредоточившись на решении личных задач в противовес общественным.     Наконец, нынешний период отличается особым вниманием общества и государства к этой сфере, происходит некий ренессанс, своеобразная реабилитация общественной работы массовым сознанием, она приобретает если не новый смысл, то, во всяком случае, новые черты. И отражением этого процесса являются взгляды на общественную работу среди молодежи, особенно в сравнении с отношением к ней представителей старшего поколения.

Молодое поколение чаще, чем поколение отцов, воспринимает общественную работу в прагматическом ключе – как способ улучшить свое материальное положение, завести полезные связи и знакомства, как возможность профессионального роста и повышения квалификации (15-19% при 4-9% среди 55-летних и старше).

Таким образом, на понятийном уровне, молодежь, в противовес старшему поколению, акцентирующему в общественной жизни идеалистическое начало, начинает более активно осваивать ее рационалистическую составляющую, за которой – широкие возможности самореализации и социальной мобильности.

Такое смещение акцентов в понимании смысла общественной работы отражается и на отношении молодежи к людям, занимающимся общественной работой. Видя за усилиями активистов не только стремление решить декларируемую задачу (помочь беженцам, инвалидам, сиротам, улучшить экологическую ситуацию и т.д.), но и мотивы сугубо личного, «шкурного» свойства, молодежь доверяет им несколько меньше, чем представители старшего поколения.

Анализ отношения молодежи к общественной работе и самооценки молодыми людьми своего личного опыта показали, что молодежь в своем большинстве слабо вовлечена в общественную жизнь. Это подтверждают и данные о конкретных формах участия молодых россиян в жизни общества. В четырех социологических опросах, проведенных разными центрами по сходному инструментарию, значительная часть молодых респондентов (46-62%) заявляли, что за последний год не принимали участия в общественной и политической жизни страны.

Полученные данные, с учетом всех различий, позволяют сделать общий вывод, что среди наиболее распространенных в России форм общественного участия нет ни одной, которая представляла бы интерес для значительной части молодежи, могла бы вобрать в себя и локализировать потенциал ее социальной активности.
Что касается других форм участия в жизни общества, то российской молодежью наиболее распространены две:
•     участие в выборах в органы власти различного уровня, представляющее собой форму политической активности;
•    коллективное благоустройство подъездов, домов и прилегающих территорий, характеризующее включенность в собственно общественную деятельность.

Среди других форм общественной активности, распространенной среди не менее чем 5-7% молодежи, оказалась благотворительная деятельность – сбор средств, вещей для людей, попавших в тяжелую ситуацию. А по данным всероссийского опроса ЦИРКОН показатель участия молодежи (в возрасте 16-24 лет) в благотворительности еще выше – 13%.

Другая проблема – в целом низкая актуализация среди молодежи установок на совместные действия в рамках каких-либо организаций, что подтверждается и данными об участии в деятельности общественных и политических организаций. На наш взгляд, результаты исследований свидетельствуют о склонности молодежи к участию в разовых формах активности, носящих характер акций. В то же время к регулярному участию, к проявлениям социальной активности в виде работы, а не мероприятий, молодые россияне стремятся реже.

Представления молодежи о гражданском обществе в целом

По мнению ряда экспертов, социальная активность молодежи во многом зависит от представлений молодого поколения о гражданском обществе, от отношения к его идеям и идеалам, от соответствующих ценностных ориентиров и установок на проявление гражданской активности, от отношения к структурам гражданского общества (например, к некоммерческим организациям).
В рамках исследования «Российская молодежь: потенциал политической мобилизации», проведенного группой ЦИРКОН в 2006 году, молодым респондентам (в возрасте 16-24 лет) был задан вопрос об их восприятии нескольких «ценностно окрашенных» понятий.

Положительную реакцию у подавляющего большинства (двух третей и более) опрошенных молодых респондентов вызывают такие понятия как Россия, Родина, порядок, справедливость, безопасность, стабильность, законность, сильное государство, традиция, Президент, патриотизм, мировая держава, мораль.

Данный ряд понятий можно отнести к традиционным или «государственническим» ценностям, довольно распространенным не только среди молодежи, но и среди представителей старшего поколения. Так, по данным опроса Института социологии РАН, в 2007 году большинство представителей как молодого, так и старшего поколений согласились с суждениями «великодержавного» толка («возрождение мощи и величия России невозможно без укрепления государственной власти» – 64% и 73%, соответственно; «необходимо восстановить мощь России как великой сверхдержавы» – по 57%).
На сегодняшний день более трети молодых россиян (в возрасте от 18 до 35 лет) не знакомы с понятием «некоммерческая организация» - 29% в рамках всероссийского опроса Фонда «Общественное мнение» заявили что «слышат впервые» выражение «некоммерческая организация», еще 8% затруднились с ответом.

Как показывает опыт массовых опросов, реальная информированность молодежи об этом понятии, скорее всего, еще ниже, чем декларируемая. Лишь примерно каждый четвертый участник опроса в возрасте до 35 лет твердо заявил, что знаком с выражением «некоммерческая организация». 

Особенности политического сознания российской молодежи

Определяющую роль в формировании типа политического поведения молодого человека играют ценности, усвоенные им в процессе политической социализации. Поскольку переход от советского к капиталистическому типу общества был достаточно резким, политическое сознание большинства россиян, в особенности, молодых россиян, можно охарактеризовать как раздвоенное. К. Манхейм справедливо отмечает: «Конфликтное самосознание нашей молодежи является лишь отражением хаоса, существующего в нашей общественной жизни» .

Характерными чертами массового политического молодежного сознания можно считать отсутствие уважения к закону в сочетании с незнанием законодательства и общей политической неграмотностью, а также нежелание бороться за свои политические и гражданские права в сочетании с осознанием собственной незащищенности.

Исследование Всероссийского центра изучения общественного мнения (ВЦИОМ), посвященное кумирам российской молодежи (100 населенных пунктов 39 областей, краев и республик России), показало, что кумиры современной российской молодежи это прежде всего поп- и рок-звезды, представители «золотой молодежи» (47%), успешные бизнесмены, олигархи (38%), герои телесериалов (30%), спортсмены (22%).
Современная молодежь почти полностью перестала относиться к политической деятельности как к социально значимому явлению. Большинство молодых людей не знает основ государственного устройства России, не слышало о принципе разделения властей, не знает своих гражданских прав. Молодежь не следит за изменением законодательства и принятием жизненно важных для нее решений в сфере молодежной политики, она также индифферентна по отношению к деятельности властных структур. У нее практически отсутствует стремление к общественной деятельности, навыки самоуправления. Выборные общественные институты не пользуются ее доверием.

Во мнениях молодых людей все чаще проявляется политический нигилизм, выражающийся в большом недоверии к существующим ныне аппаратам тех или иных институтов власти, в пренебрежительном отношение к ним и принимаемым ими решениям. Полагают, что в стране реальная власть принадлежит мафии - 31% юношей и девушек, Президенту - 24%, Правительству - 7%, Парламенту - 4%. Степень доверия институтам власти коррелируется с присутствием в их деятельности элементов государственной молодежной политики. В наименьшей степени на федеральном уровне внимание молодежным проблемам уделялось пока российским парламентом.

Недоверие к органам власти, критическое отношение к политической системе общества обуславливают социально протестное поведение молодых людей. Формой политического протеста молодежи в современных условиях становится ее социальная апатия при ожидании полной или частичной смены политической системы. Все в меньшей степени молодым людям становится свойственно участие в работе каких-либо общественных организаций.

Весьма незначительна вовлеченность молодежи и в массовые политические действия. Можно считать, что 98% молодежи находится вне сферы активной политики. Однако 25-30% юношей и девушек систематически обсуждает политические проблемы в своем ближайшем окружении, что позволяет видеть у них наличие некоторого политического потенциала.

Результаты социологических исследований показывают, что молодые люди с большим недоверием относятся к любой идеологии. На смену бывшей ранее коммунистической идеологии в процессе макроэкономической трансформации фактически ничего не пришло, кроме провозглашения приверженности довольно расплывчатым и поверхностным в массовом сознании представлениям о демократии, свободном рынке, цивилизованном обществе. Декларируемые демократические ценности в основном заимствованы у Запада и не пользуются пониманием и широкой поддержкой молодежи. Вследствие всего этого среди молодежи отсутствует какая-либо база для формирования массовых политических движений и партий. Молодые люди привыкают ориентироваться только на лидеров и их обещания. Ценностные ориентации и убеждения молодежи и возможная политико-экономическая ситуация в ближайшие 10-15 лет дают возможность предположить прихода к власти харизматического лидера, способного установить авторитарную систему правления.

Тем не менее, низкая социально-политическая активность молодежи вовсе не означает того, что они не имеют своей точки зрения по политическим вопросам. По мере увеличения социальных связей (институт, армия, работа и т.д.) происходит перераспределение жизненных интересов.

Так, по результатам исследований, проведенных Институтом социологии, в младшей возрастной группе молодежи (17-20 лет) в целом интерес к политике в той или иной степени демонстрируют 41%, в средней (21-23 года) – 48%, в старшей (24-26 лет) – 57%. Причем, в старшей группе доля интересующихся политикой превосходит число тех, кто ею не интересуется (57% против 42%) .

В ходе всероссийского исследования (опрос населения в 100 населенных пунктах 44 областей, краев и республик России), проведенного Фондом Общественное мнение в июне 2005 г.,  лишь 33% молодых респондентов (до 35 лет) заявили, что интересуются политикой, тогда как среди граждан среднего возраста – 40%, а среди тех, кто старше 55, – 45%.

Желание вступить в какую-либо политическую организацию среди молодежи в возрасте от 18 до 25 лет изъявили 16% и 74% - сказали, что у них такого желания нет; 96% никогда не состояли ни в какой политической организации или партии.

Среди молодежи в возрасте от 26 до 35 лет больше людей, состоявших в прошлом в политической организации (преимущественно, в пионерской организации), однако 87% заявляет, что такого желания у них на сегодняшний день нет.

Тот факт, что подавляющее большинство молодых людей не хотят даже думать о сотрудничестве с партиями, говорит об преобладающих установках на дистанцирование от политики.
В целом отношение молодежи к выборам носит скорее формальный характер, лишь небольшая часть молодых людей полагает, что путем голосования можно повлиять на результаты выборов. Так, 7,5 % молодых людей указали на ответ «да, от меня зависит успех кандидата или неудача его конкурента», 27,5% - «да, если я не проголосую, то мой голос уйдет в пользу другого кандидата», 45% - «нет, результаты выборов обычно прогнозируются, кандидат известен», 10% никому не доверяют, и столько же затруднились с ответом.

Сегодня в России многие политические партии имеют свои молодежные партийные организации: «Молодая гвардия», «Молодежное «Яблоко», «Российский аграрный молодежный союз», «Соколы Жириновского», «Молодежная организация «Союза правых сил» и др.

В последнее время некоторые партии (например, ЛДПР и «Яблоко») пытаются создавать партийные школы с целью подготовки активистов для последующей партийной работы.

Нельзя отрицать, что молодежные отделения при политических партиях дают возможность заинтересованным молодым людям приобрести опыт партийной работы и даже сделать карьеру по партийной линии, однако мобилизовать молодое поколение на решение важных задач, стоящих перед обществом, им пока не удалось.

Недоверие молодежи к политическим партиям связано еще и с тем, что последние, как правило, не имеют четкой разработанной молодежной политики, а используют молодых людей в качестве резерва для пополнения партийных рядов или «боевого крыла» для уличных действий и радикальных выступлений. Деятельность молодых людей в таких организациях зачастую заключается в том, чтобы ходить на митинги, расклеивать листовки, но не участвовать в руководстве и принятии решений. Лидеры политических партий и влиятельные политики осознают, что контроль над политическим сознанием молодежи позволяет сформировать значительный политический капитал и контролировать постоянно расширяющийся сегмент поля политики.

В целом среди причин низкой политической активности молодежи следует обозначить следующие:

  • отсутствие сильной молодежной политики, направленной на раскрытие политического потенциала молодого поколения, отсутствие консолидирующей идеи;
  • недостаточное внимание к процессу политической социализации молодежи, как на федеральном, так и на региональ­ном уровнях;
  • противоречивость российской политической культуры;
  • дурная репутация большинства российских политиков;
  • отсутствие харизмы у большинства молодежных политических лидеров;
  • привязанность политических партий и молодежных организаций к властным структурам, бюрократизм;
  • слабость и противоречивость опыта политического участия.


МЕДИА КАК ИНИЦИАТОР, ОРГАНИЗАТОР,
КАНАЛ СОЦИАЛЬНОЙ АКТИВНОСТИ МОЛОДЕЖИ

В CCCР средства массовой информации были «рупором» партии и правительства. Приоритет идеологической корректности перед профессиональной компетентностью в оценке работы журналиста, практика утверждения на ключевые должности высшими партийными органами, специальными комиссиями региональных и городских комитетов партии приводила к тому, что люди, формировавшие общественное мнение, неизбежно транслировали определенную идеологию.

С распадом Советского Союза государство отказалось от любых форм идеологического и морального воспитания. В начале 90-х годов прошлого века российское общество открылось для свободного информационного обмена. Это имело как положительные, так и отрицательные последствия. Если прежде человек опирался на идеологически обработанную, «вычищенную», централизованно распределенную информацию, то сегодня в большинстве своем он получает субъективно переработанную информацию, попадая в зависимость от того, кто ее предоставляет, от тех целей и задач, которые ставит перед собой конкретный источник информации. Результатом такого воздействия является разнообразие политических позиций граждан, но, в то же время, и отсутствие общественного консенсуса по ряду наиболее значимых социальных задач.

Никакие средства общения в прошлом ни по оперативности сообщений, ни по широте охвата аудитории не могут идти ни в какое сравнение с современными средствами массового воздействия, возможности которых продолжают возрастать.

Современные СМИ одновременно и отражают действительность, и конструируют ее образ - ценностную «картину мира» - в сознании массовой аудитории. Особенно велика роль СМИ в конструировании ценностных ориентаций молодежи. Под воздействием СМИ формируются жизненные стратегии и сценарии успешного продвижения, но также и негативные ценностные образцы. Социализирующее значение СМИ, особенно телевидения, трудно переоценить, учитывая, специфику его образного воздействия: телевидение предоставляет готовые для усвоения ценностно-смысловые, поведенческие модели и постепенно меняет аксиологическую картину социума.

Одним из примеров использования технологий телевизионных реалити-шоу, может служить проект «Молодой гвардии Единой России» «Политзавод». Цель проекта заключается в публичном провозглашении лозунга «Молодежь - в политику!», активизации молодежи, привлечении к политической деятельности молодых талантливых специалистов различных сфер. Реализация данной цели позволит, по мнению организаторов, привлечь внимание общественности к участию молодого поколения в политических процессах, сформировать волонтерские молодежные группы (агитаторы, наблюдатели, члены избирательных комиссий и т.д.), деятельность которых будет способствовать проведению честных выборов, а также группы молодых людей, готовых принять участие в предвыборной кампании в рамках «Молодой гвардии Единой России».


Структура конкурса напоминает телевизионную «Фабрику звезд» и проходит в три тура:

  1. видеообращение к народу,
  2. проведение публичных акций и встреча с избирателями,
  3. подготовка к депутатской работе и разъяснение публике партийной идеологии, а победивших ждет место в предвыборном списке партии.

 

По итогам проекта «Политзавод» в списки девяти российских регионов на декабрьских выборах 2007 г. были представлены молодые кандидаты в депутаты региональных Законодательных Собраний. В течение всего периода действия проекта продолжался рост числа молодых депутатов представительных органов власти всех уровней. Таким образом, можно говорить об эффективности этого проекта. Однако опять возникает тот же вопрос: «Что это? Работа на повышение политической активности молодежи или поиск партийных кадров?» При поиске ответа на этот вопрос важно обратить внимание на тот факт, что бюро Высшего совета и президиум Генсовета «Единой России» вынесли решение о 20-процентной квоте для молодежи в списках партии на выборах всех уровней.

Можно предположить, что данный механизм политической мобилизации молодежи, которая является главным ресурсом избирательного процесса, с одной стороны, направлен на обеспечение наполнения партии парламентского большинства, а с другой - на обновление провластной политической элиты, несмотря на то, что высокий образовательный уровень молодых политических кадров не гарантирован, а их интеграция в политику, скорее всего, будет происходить по примеру старшего поколения, с применением тех же методов работы и поведенческих стереотипов.

Однако не стоит преувеличивать роль СМИ. Исследования свидетельствуют, что «полностью доверяют ТВ» - 36,9% опрошенных, доверие к радио и информации из сети Интернет составило 20.9% и 20.7%, газетам доверяют 12,5% респондентов, а журналам только 7% опрошенных . Недостаточно высокий уровень доверия молодежи к СМИ внушает надежду на достаточно критичное отношение к тем ценностям, которое сегодня продвигаются по этим каналам коммуникации.

Значительно серьезнее дело обстоит с так называемыми цифровыми медиа. Обозначаемые этим понятием новые информационные и коммуникационные ресурсы появились во второй половине XX столетия. Многие зарубежные и отечественные исследователи связывают перспективы развития демократии с распространением информационной техники и информационных технологий. Особое значение «технологические оптимисты» придают Интернету.

Согласно результатам исследования аудитории российского интернета, которое ежегодно проводится Фондом общественное мнение, осенью 2008 года аудитория Рунета составила 31% от жителей России старше 16 лет (36,6 млн. человек). По данным компании «eMarketer», в конце 2008 года Интернетом в России пользовались 40,3 миллиона человек, или на 5,5 млн больше, чем в 2007 году.

По данным ФОМ, в возрастной группе 15-28 лет отмечается 80%-ное проникновение в сеть Интернет, другими словами, почти каждый представитель этой возрастной группы является пользователем Интернета. Наибольшее количество пользователей Рунета (13,7 млн) сосредоточено в Центральном федеральном округе. Далее следуют Приволжский ФО (8,5 млн), Северо-Западный ФО (4,8 млн), Южный ФО (4,2 млн), Сибирский ФО (4,1 млн), Уральский ФО (3,4 млн) и Дальневосточный ФО (1,6 млн).
При этом, учитывая высокие темпы роста размеров интернет-аудитории за последние 5 лет (осенью 2004 г. аудитория российского интернета составляла 14% или 15,7 млн. чел.), можно прогнозировать такой рост и в будущем. К 2012 году пользователями Интернета станут 43% россиян, заходящих в Сеть хотя бы раз в месяц. Сейчас этот показатель в Южной Корее составляет 71%, в США - 72%, а в Исландии - 85%.

В среднем по России 48% пользователей Рунета входят в Сеть ежедневно. Приверженность услугам Web 1.0 (поиск информации, переписка, совершение покупок в интернет-магазинах и пр.) пока доминирует, но развивается и направление Web 2.0, которое более интересно для рекламодателей, так как позволяет осуществлять просмотр видео, ведение интернет-дневников, поддерживать членство в социальных сетях. Следующим этапом, вероятно, станет направление Web 3.0. В отличие от Web 2.0, оно предоставляет возможность не только самостоятельно генерировать контент, но и сертифицировать его, отмечая информацию, заслуживающую внимания членов своего интернет-сообщества. К тому же Web 3.0 позволяет зарабатывать деньги на интернет-активности - например на потребительской экспертизе. Это очень важно для темпов развития Интернета, поскольку наиболее активными посетителя­ми ресурсов Сети в 2008 году компания «comScore» признала блоггеров.

Ахиллесовой пятой дальнейшего проникновения Интернета в России является слабое развитие широкополосной связи. Хорошо она пока развита лишь в Москве и Санкт-Петербурге. Поэтому важным представляется появление в 2008 году безлимитного тарифа на российском рынке мобильного широкополосного доступа в Интернет. Согласно данным «TNS Россия», в июне 2008 года для выхода в Интернет ежедневно или несколько раз в неде­лю мобильный телефон (технологии WAP и GPRS) использовали 15% отече­ственных интернет-пользователей.

Другими словами, мобильный Интернет стал обретать реальные массовые очертания. По прогнозам, через пять лет им смогут пользоваться не менее 50% абонентов сотовой связи, хотя уровень проникновения в решающей степени будет зависеть от тарифов и качества услуги. Возможно, в 2011-2012 годах рынки фиксированного и мобильного Интернета сравняются, так как уже сейчас за пределами Москвы и Петербурга сотовые операторы в принципе на равных могут конкурировать с операторами фиксированной связи. Издатели периодики тоже начали разработку специальных версий своих изданий, адаптированных для чтения с iPhone. Первым в марте 2009 года запустил такие продукты ИД «Коммерсантъ», почти готовы к запуску мультимедийные iPhone-версии газет ИД «Комсомольская правда».

Оценки воздействия интернет-технологий на политическую активность в научной литературе варьируются от восторженных до скептических.

В первом случае Интернет часто характеризуют как пространство нового гражданского общества. Так, ряд исследователей (Э. Тоффлер, Н. Негропонте, Г. Рейнгольд) считает, что, наряду с другими цифровыми технологиями, Интернет представляет собой новую инфраструктуру, которая делает возможным функционирование прямой демократии.

Сторонники этой гипотезы полагают, что использование Интернета увеличит явку на выборах, количество контактов граждан с властями, повысит уровень доступности политической информации, даст возможность использовать новые средства для дебатов между гражданами и элитой и т.п. Интернет, по мнению этих авторов, не только расширит, но и углубит политическое участие, повторно привлекая недовольных и тех, кто ранее не имел времени или возможности для участия в политике. Возможно, именно поэтому в последние годы Интернет стал набирать обороты по популярности в качестве источника получения политической информации.

Интернет может способствовать общинному строительству благодаря своим уникальным возможностям: он позволяет преодолевать географическую дистанцию, расовые, возрастные, гендерные преграды, снимает ограничения временных поясов и распорядка дня. Интернет-коммуникации имеют также более выраженный «эффект запоминания» благодаря возможности записи сообщений. На этих базовых тезисах строится развернутая схема дополнительных возможностей: способствование взаимопонимания, толерантности и готовности принять чужие взгляды и различия; выработка общих ценностей и др.

Большинство федеральных органов исполнительной власти сегодня представлены в Интернете. Так, среди органов государственной власти в сфере молодежной политики действует портал, посвященный Году Молодежи в России (www.godmol.ru), сайт Федерального агентства по делам молодежи (www.fadm.gov.ru).

Среди молодежных отделений политических партий сегодня также представлены в онлайн-пространстве: «Молодая гвардия» (www.molgvardia.ru), «Россия молодая» (www.rumol.ru), национал-большевики (www.nbp-info.ru), Народно-демократический Союз молодежи (www.nardemsoyuz.ru), Молодежное Яблоко (www.youthyabloko.ru), Союз коммунистической молодежи (www.skm-rf.ru), Авангард красной молодежи (www.akm1917.org). В основном перечисленные сайты либо мягко убеждают, либо открыто агитируют за ту или иную партийную программу.

На многих веб-сайтах политических партий и организаций открыты форумы для обсуждения проблем молодежи. Однако посещаемость таких форумов низкая, и заходят туда, в основном, лица, и без того аффилированные в эти структуры, либо на них пишут сами создатели контента (см., например, форум по молодежным движениям веб-сайта Kreml.org).

Практически не используются в российской практике возможности обратной связи политических, общественных институтов с молодежной аудиторией, предоставляемые электронными СМИ и Интернетом. Государственная власть, оставаясь самым крупным или даже единственным игроком на политическом поле, сегодня не заинтересована в продвижении новых политических форм.

Поэтому разработка принципов и технологий организации диалогового взаимодействия общества, государства и различных групп далеко не однородной молодежной аудитории сегодня, видимо, становится задачей общественных инициативных объединений.

Учитывая данную тенденцию, указанные организации для привлечения молодых людей к партийной работе применяют такие приемы, как раздача сотовых телефонов, пейджеров, скидок и прочих аксессуаров. Подобные приемы представляют исключительный способ манипулирования молодежным сознанием, причем в большей степени, чем партийная идеология, которую молодые люди все равно не разделяют или, с чем автор неоднократно сталкивался, часто даже не могут сформулировать основные цели организации, в которой состоят.

Однако не все оценки Интернета как пространства гражданского участия столь оптимистичны. В целом выделяются два блока проблем, связанных с расширением политического участия в Интернете.

Первый - увеличение разрыва между участвующими и неучаствующими индивидами, обусловленное неравномерностью доступа к информационным технологиям в мире (так называемый новый, «информационный», тип неравенства).

Второй - изменение качества политического участия - снижение разнообразия дискурса из-за сокращения социальных связей, снижение активности массового участия вследствие растущей изолированности индивидов друг от друга.

Следует также отметить, что ряд ученых считает индивидуалистский характер цифровых технологий опасным для демократии из-за возможного ослабления и размывания коллективных действий, социального капитала и связей внутри сообществ, снижения способности контролировать правительство.

На начальном этапе развития интернет-аудитория отличалась сверхпредставленностью высокообразованных, политически активных профессионалов: программистов, ученых, журналистов, политических лидеров, лоббистов. Нет ничего удивительного в том, что эти профессиональные сообщества значительно нарастили свои политические и организационные, мобилизационные ресурсы благодаря новым возможностям сетевых коммуникаций.

Неудивительно, что эти первопроходцы Виртуального Пространства принесли с собой сложившиеся профессиональные нормы, этику, модели взаимоотношений, а также гуманистические и демократические идеалы. Для этой категории пользователей Сети новые коммуникативные возможности действительно открыли блестящие перспективы в уже сложившемся контексте взаимодоверия, солидарности, общих ценностей.

В последние пять-семь лет качественный состав аудитории Интернета претерпел принципиальные изменения. Превращение Сети в средство массовой коммуникации способствовало резкому снижению образовательного, возрастного, профессионального, материального и культурного уровня аудитории Интернета. Общедоступный характер Сети делает ее объективным зеркалом общества, отражающим порой самые низменные стороны человеческой природы. Не секрет, что и Интернет последнее время стал развиваться в сторону большей коммерциализации, роста развлекательных ресурсов, что, является, с одной стороны неизбежным следствием расширения аудитории Интернета, но, в то же время и результатом безответственного отношения средств массовой информации к своей роли в обществе, к своим возможностям, к той миссии, которую они выполняют либо призваны выполнять. Перспектива поглощения Интернета (вслед за телевидением и радио) транснациональной индустрией развлечений более чем реальна.

Для проверки первоначальных теоретических предположений о воздействии Интернета на политику, научное сообщество обратилось к эмпирическим данным, которые, в основном, опровергли ранние гипотезы, особенно связанные с мобилизационным потенциалом Интернета. Так, данные, собранные американской организацией «Pew Research Center» об использовании Интернета показали, что уровень интереса к онлайн-политике у Интернет-пользователей весьма низок, несмотря на высокую образованность этой части общества. Люди, которые использовали Интернет-ресурсы, уже были мотивированными, информированными и заинтересованными избирателями.

Выводы исследований П. Норрис и Б. Бимбера, которые проводились в США и Европе, свидетельствуют, что те, кто пользуется Интернетом для поиска политической информации, контактов с властями, участия в обсуждении общественных проблем, изначально имеют более высокий уровень политического интереса и знаний. 

Р. Гибсон и С. Уард на материалах исследования в Европе пришли к выводу, что ключевая переменная, определяющая политическую деятельность в онлайне – это опыт политических дискуссий в оффлайне. 

Р.К. Джибсон, В. Лэсали и С. Вард в исследовании, посвященном анализу онлайн-участия в Великобритании, выявили два ключевых типа вовлечения личности в онлайн-политику – онлайн-участие (online participation) и онлайн-контактирование (online contacting).
К контактированию относят не требующие больших усилий типы участия (например, голосование, обсуждение политики).

К участию отнесены более активные формы деятельности: присоединение к политической организации, пожертвования, демонстрации и т.п.

Исследования показывают, что большинство случаев политического участия в интернете относятся именно к контактированию: большинство людей ищут политическую информацию или посещают сайты организаций. Более активные типы участия, например, подписание онлайн-петиции или отправка электронной почты политическому деятелю, наблюдаются гораздо реже.

Немецкие ученые К. Зилбер и Ф. Кан выделяют четыре основных типа практик политического интернет-участия:

  1. коммуникативная активность (контакты с экспертами, государственными служащими, СМИ, организациями);
  2. активность, связанная с конкретной проблемой (бойкот продуктов, сбор подписей на петиции, денежные пожертвования);
  3. партийная активность (работа в партии или группе политической деятельности, посещение партийных собраний, контакты с политиками, ношение значка);
  4. неконвенциональная активность (незаконный протест, «виртуальные забастовки» или «виртуальные марши»).

 

Результаты данного исследования показывают, что интернет-пользователи чаще всего выбирают коммуникативную активность, которая максимально эффективна в интернете. И только небольшая часть пользователей предпочитает более активные формы политического участия.

А.А. Киселев вводит понятие «политическое Интернет-участие», под которым понимаются «все действия с использованием ИКТ, которые предпринимают граждане с целью влияния или прямого участия в принятии политических решений на разных уровнях политической системы».

Среди специфических факторов, влияющих на политическую активность в Интернете, очевидным условием ее осуществления является наличие у молодежи доступа в интернет, время, проводимое онлайн и наличие навыков интернет-навигации. Следует отметить, что под навыками интернет-навигации подразумевается даже не столько умение пользоваться интернет-браузерами, сколько навык обрабатывать полученную информацию, отсортировывать ненужную и извлекать нужную из огромного объема информации.

Политическая онлайн-активность молодежи отчасти определяется также и тем, требуется ли информация политического характера человеку в его повседневной деятельности.

В Интернете также присутствует такой фактор, как мода на определенные темы.

Всплески активности интернет-пользователей зачастую носят ситуативный характер. Какой-либо политический вопрос может обсуждаться пользователями Рунета на протяжении нескольких недель или даже месяцев, но вскоре интерес угасает, и блоггеры переключаются на другую тему – не обязательно политическую.

В этом смысле Интернет ничем не отличается от традиционных СМИ – печати, телевидения. Вспомним недавние события, нашедшие широкий отклик в Интернете, - историю 22-летнего гражданина г. Новосибирска Артема Лоскутова, прославившегося организацией неординарных демонстраций («монстраций»), арестованного по подозрению в хранении наркотиков в мае 2009 г., или журналистки Натальи Морарь, которая в феврале 2009 г. провела несколько дней в аэропорту Домодедово, так как пограничные службы запрещали ей въезд на территорию России.

В свете молодежной проблематики следует отдельно остановиться на сайтах экстремистской направленности.

В Интернете представлены абсолютно все типы террористических организаций: там действуют марксисты, маоисты, исламисты, националисты, сепаратисты, расисты, анархисты и проч. Существуют сотни русскоязычных сайтов, на которых размещены экстремистские и террористические материалы. Среди таких сайтов – «Русское национальное единство», «Союз русского национального возрождения», «Черная сотня», «Народное коммунистическое движение», «Воскресенское православное братство» и др.

Типичный террористический интернет-сайт, как правило, содержит историю организации, обзор политических, экономических и социальных факторов, которые неизбежно должны были повлечь за собой возникновение данной организации. На этой информации базируется программа действий, принятая экстремистами.

Несмотря на то, что многие пользователи Интернета посещают сайты экстремистского и протестного толка из любопытства, вполне очевидно, что эти сетевые ресурсы наносят немалый вред и способны не только распространять идеи сепаратизма в массовое сознание, но и рекрутировать новых членов террористических организаций.

ВМЕСТО ЗАКЛЮЧЕНИЯ

Таким образом, можно констатировать, что на сегодняшний в политическом сегменте Интернета параллельно происходят два процесса:

  1. его расширение за счет увеличения количества молодежных организаций федерального и регионального уровня, органов исполнительной власти по делам молодежи различной направленности в Интернете;
  2. формирование политических сообществ в рамках форумов, блогов, онлайн-дневников, где пользователи могут обмениваться мнениями по политическим вопросам.

 

Рассчитывать на то, что только дальнейшее развитие и распространение информационных технологий на территории РФ способно сформировать политически активное общество - большая иллюзия. Ошибочно возлагать подобные надежды на Сеть – якобы с ростом информированности граждан сама собой возрастет их политическая активность. Разнообразные исследования, как в России, так и за рубежом, показывают, что Интернет для этих целей использует в основном та часть общества, которая уже имеет четкую гражданскую позицию и политически активна изначально. Поэтому следует воспринимать Интернет лишь как средство, инструмент коммуникации, обладающий определенными достоинствами и особенностями в сравнении с традиционными медиа, который можно активно использовать хотя бы ввиду его дешевизны и популярности.

Анализ показал, что в современной России политическая активность молодежи обусловлена сложной системой объективных и субъективных факторов.

К объективным следует отнести, прежде всего, социально-экономические условия: низкая оплата труда, низкий уровень доступности образовательных услуг, призыв в армию, отсутствие жилья и др.; политический режим: практика подавления оппозиционных настроений, значимость административного ресурса для осуществления политической деятельности, недостаточное внимание к проблемам молодежи со стороны государства и политических партий; «размытость» идеологии основных политических сил; отсутствие единой системы политического образования и воспитания молодежи. Существенным фактором, влияющим на уровень доверия молодежи к власти является то, что молодежь рассматривается политическими силами лишь как «вторичный» политический ресурс, а не полноправный субъект политической деятельности. Особенностью современной российской политики выступает контроль за политическим поведением молодого поколения и использование ее политического потенциала в интересах правящей элиты либо оппозиции.

К субъективным факторам можно отнести возрастные особенности, неуверенность в завтрашнем дне, рост инициативности, амбициозности, индивидуализма в среде молодежи, первостепенность желания заработать и сделать карьеру.

Сегодня инициатива молодежи возникает по решению административных структур, что вытесняет креативный потенциал молодежи за пределы молодежных организаций и политических партий. Несмотря на то, что в рамках реализации сегодняшней государственной молодежной политики ведется работа по развитию полноценной личности молодого поколения, организации досуга, спортивному и оздоровительному воспитанию и проч., положение большей части российской молодежи можно охарактеризовать как обособленное.

Интересы молодежи недостаточно представлены в молодежной политике, так как молодежная политика строится преимущественно в отношении молодежи, участвующей в работе общественных организаций, то есть меньшей ее части. Приоритетная позиция крупных молодежных организаций в вопросах получения государственной поддержки тормозит развитие инициатив небольших групп, представляющих вариативные интересы молодого населения.

Молодежные общественные организации охватывают лишь небольшую часть молодых людей. Подавляющее большинство молодых людей сегодня не находит себе применения в рамках существующих молодежных общественных организаций и объединений. Политика поддержки исключительно крупных и средних молодежных объединений оставляет за бортом большую часть молодежи.

Кроме того, большинство общественных объединений в силу своей организационной и финансовой слабости не могут в должной мере защищать интересы молодых людей и организовывать эффективную работу в молодежной среде.

Информированность молодежи о деятельности молодежных и детских общественных объединений остается крайне низкой. Большинство молодых людей не знакомо с программными установками политических партий, плохо осведомлено о работе кандидатов, что во многом объясняет низкий уровень участия в молодежи в парламентских выборах.

Реальное воспитательное воздействие на молодого человека сегодня оказывает информационная среда, которая порой демонстрирует культурные образцы и примеры поведения, не совместимые с понятием социальной ответственности.

Таким образом, сегодня необходимо уделять самое пристальное внимание не только работе с молодежью на уровне общественных объединений, политических партий, государства, но также и работе с молодежными СМИ. Необходимость формирования и развития профессиональной культуры журналистов, работающих в молодежных СМИ, организация данного рода специализации на факультетах журналистики и повышения квалификации для практиков очевидна.

Информационную политику надо менять в двух направлениях: во-первых, работать с лидерами мнений в молодежной среде, стараться активно задействовать их в работе третьего сектора; во-вторых, параллельно необходимо организовать медиаобразование детей, подростков и их родителей. Здесь можно воспользоваться опытом европейских стран.

Целесообразно сформировать общенациональную молодежную медиа-инфраструктуру, включая общественное телевидение (контент которого определялся бы не коммерческими интересами владельцев, а пользователями, в том числе молодежью) и мощный молодежный интернет-портал.
В условиях достаточно высокой популярности среди населения печатных СМИ представляется целесообразным использование и ресурсов печатных СМИ, которые должны активнее освещать молодежную проблематику.

Необходимо создать возможности для участия молодежных организаций в контроле за качеством избирательного процесса, а также деятельности политических партий.

Важно предоставить молодежным парламентам (правительствам) реальную возможность принятия политических решений в вопросах, касающихся молодежи.

Добавить комментарий


Защитный код
Обновить

Дополнительная информация