Готовится к выходу 21-й номер. Последний срок сдачи материалов в номер – 25 августа 2017 г. Опубликоваться ->>

Образ учителя и ученика в современной книжной иллюстрации (на примере азбуки и букваря)



Ирина Викторовна Зеленкова,
Кандидат психологических наук, доцент,
кафедра начального, дошкольного и специального
образования ГАОУ ВПО «Московский государственный
областной социально-гуманитарный институт», Коломна.
е-mail: Этот адрес электронной почты защищен от спам-ботов. У вас должен быть включен JavaScript для просмотра.

 

В статье раскрыты актуальные аспекты работы с медиатекстом на примере книжной иллюстрации на тему «Учитель и ученик». Определено место изобразительных текстов Букваря в принятии первоклассником роли ученика и системы школьных социальных отношений. Анализируются событийный и смысловой слои изображений, дается психологическое обоснование данных визуальных посланий.

Ключевые слова: медиатекст, книжная иллюстрация, социальная роль, референтная личность, проекция, установка, клиповое мышление.

IMAGE OF THE TEACHER AND PUPIL IN THE MODERN BOOK ILLUSTRATION (ON THE EXAMPLE OF THE ABC-BOOK)

I.V. Zelenkova
GAUO VPO «Moscow State Regional Social and Humanitarian Institute», Kolomna

In article actual aspects of work with the media text on the example of a book illustration on the subject "Teacher and Pupil" are opened. The place of graphic texts of the Abc-book in acceptance by the first grader of a role of the pupil and system of the school social relations is defined. Event and semantic layers of images are analyzed, psychological justification of these visual messages is given.
Keywords: media text, book illustration, social role, reference personality, projection, installation, clip thinking.

Cкачать статью в .pdf

В современных информационных условиях любому человеку важно уметь работать с различными медиатекстами, быть готовым к восприятию и пониманию информации, осознавать последствия воздействия медиасообщения на психику. Медиатекст (от лат. media textus «средства, посредники + ткань; сплетение, связь, сочетание») понимается нами как сообщение, транслируемое по медиаканалам, которое представляет собой законченное информационное и структурное целое.

Специфика взаимодействия педагогов с различными медиатекстами обусловлена тем, что знания и умения в этой области они должны не только применять в своем опыте общения с медиа, но и реализовать в практической работе со школьниками, по возможности сознательно отбирая информацию в соответствии с целями и задачами обучения и воспитания.

В отличие от средств массовой коммуникации (телевидение, пресса, видео, Интернет и пр.), получивших бурное развитие в последние десятилетия, книга является более привычным и традиционным каналом медиа для учителя и ученика, особенно на начальном этапе образования.

В своей статье мы хотели бы остановиться более подробно на книжной иллюстрации как составляющей детской книги.

Иллюстрация – изображение, сопровождающее и дополняющее текст. Это произведение, предназначенное для восприятия в определенном единстве с текстом, то есть находящееся в книге и участвующее в ее восприятии в процессе чтения. Иллюстрации помогают еще до чтения сориентироваться в содержании книги [2].

Книжная иллюстрация – очень важный канал, по которому читатель получает информацию. Особенно важно это для детей, которые еще не умеют или только начинают читать самостоятельно. Через иллюстрацию художник может донести до ребенка гораздо больше информации, чем кажется на первый взгляд. Много полезного и интересного может найти для себя и взрослый. Педагог, работающий с детьми, должен уметь «читать» и внешний, событийный, и смысловой слой иллюстрации, чтобы грамотно использовать ее в учебном процессе.

Трансляция сообщения может быть сознательной, наполненной глубоким смыслом и богатым психологическим содержанием, как, например, в «Азбуке» А. Бенуа. [9]. Такая иллюстрация – хорошее подспорье в работе учителя. Но, к сожалению, не всегда художник в полной мере осознает, что, зачем и как он рисует. В этом случае может сработать психологический механизм проекции. (Проекция в психологии – восприятие собственных психических процессов как свойств внешнего объекта в результате бессознательного перенесения на него своих внутренних импульсов и чувств [2]).

Информация, заложенная в таком медиатексте, наполняется внутренними противоречиями и перестает выражать ключевую идею, или же иллюстрация, сохраняя событийный слой, теряет свое символическое и смысловое наполнение. Использование подобной иллюстрации часто снижает эффекты педагогического воздействия, поскольку предметный ряд изображения не соответствует метапосылу, содержанию визуального послания.

В качестве примера рассмотрим, как передается образ педагога и ученика в первой книге школьника – Букваре.

Букварь (азбука) – книга для первоначального обучения грамоте. Сейчас выпускается большое количество подобных книг, рассчитанных на детей как дошкольного, так и младшего возраста. Мы остановимся на Букварях, рекомендованных (допущенных) к использованию в образовательном процессе начальной школы. Целевой аудиторией этой детской учебной книги являются учащиеся 6-7 лет, но «неотъемлемой частью» читателей является и взрослый-педагог. Именно он должен помочь детям грамотно прочитать визуальное послание книжной иллюстрации.

Страницы первого учебника и первый учитель – это стартовая ступенька для каждого ребенка в принятии им новой социальной роли – роли ученика, в осознании своего места и места педагога в учебном процессе.
Исследователи проблемы педагогического авторитета достаточно единодушно утверждают, что статус учителя начальных классов прямо проявляется в авторитете его роли. Роль (в социальной психологии) – социальная функция личности; соответствующий принятым нормам способ поведения людей в зависимости от их статуса или позиции в обществе, в системе межличностных отношений [8].

Психологи отмечают, что для младшего школьника учитель – референтная личность, т.е. человек, особенно значимый как образец для подражания. Такая личность оказывает сильное психологическое влияние на того, по отношению к кому она является референтной, выступает источником основных ценностей, норм и правил поведения, суждений и поступков [5]. Следовательно, учителю начальных классов как бы изначально авансируется успех во влиянии на личность ребенка, причем не только в той области, в которой он был завоеван, а во всех отношениях. Как правило, для младших школьников авторитет учителя так велик и всеобъемлющ, что способен оказать решающее воздействие почти в любой ситуации [6].

Создавая образы учителя и учеников в иллюстрациях Букваря, художник через предметный ряд изображения транслирует визуальное послание, формирующее у ребенка установку к будущему учению и взаимоотношениям между педагогом и школьниками. Установка – готовность, предрасположенность субъекта к восприятию будущих событий и действиям в определенном направлении (Узнадзе Д.Н.) – обеспечивает устойчивый целенаправленный характер протекания соответствующей деятельности, служит основой целесообразной избирательной активности человека.

Но взрослые художники не всегда смотрят на мир глазами ребенка. Влияние политической системы, смена педагогических установок и ориентиров, личные предпочтения и детские воспоминания самого художника, и многое другое находит свое проективное отражение в иллюстрации. Поэтому и сами роли, и взаимоотношения учителя и ученика в учебном процессе могут по-разному трактоваться в медиатекстах разных авторов и разных исторических периодов [10].

В современных условиях классический образ учителя и ученика, созданный в кино и литературе советского периода, претерпевает серьезные изменения. Меняется отношение общества к учителю, что не может не отразиться в иллюстрациях детских книг.

Рассмотрим, как изображают педагога и учеников в букварях и азбуках последних лет. Для анализа нами были выбраны книги, которые достаточно широко используются в учебном процессе школы:


1. Горецкий В.Г., Кирюшкин В.А. и др. Русская азбука, 2002 г.
2. Горецкий В.Г., Кирюшкин В.А. и др. Азбука (УМК «Школа России»), 2012 г.
3. Андрианова Т.М. Букварь (УМК «Планета знаний»), 2013 г.
4. Климанова Л.Ф., Макеева С.Г. Азбука (УМК «Перспектива»), 2013 г.

Традиционно иллюстрации на тему «Учитель и ученик» появляются в самом начале учебника и связаны они с изменением жизни ребенка при поступлении в школу. Задача этих медиатекстов – помочь первокласснику разобраться, что же меняется в его жизни с приходом в школу, дать необходимые разъяснения и уточнения по поводу новой для ребенка роли ученика и системы тех социальных отношений, в которые он попадает в школе.

В этом смысле учебник «Русская азбука» (Горецкий В.Г., Кирюшкин В.А. и др., 2002) – классический пример подобного изобразительного текста (рис.1).

Изображение на листе азбуки поделено на три группы. В нижней части листа – игрушки и школьные принадлежности, которые предлагается сравнить, сверху – сама азбука на фоне звездного неба. Основные персонажи – учитель и ученики – в соответствии с принципами композиции, располагаются в центре. Кто же из них главный? Хочется ответить – учительница, это было бы логично. Однако, стоит обратить внимание на то, что фигура женщины, хоть и намного выше детей, но расположена в самом правом углу и занимает намного меньше места, чем дети. Степень активности персонажей также различна: дети идут, а учительница стоит; мальчик в оранжевом свитере весьма энергично вручает педагогу цветы, все дети имеют хорошую опору, их активность направлена на учителя, в то время как фигура женщины-учительницы изображена в довольно неустойчивой позе, плечи опущены, движения рук вялы. Все это позволяет сделать вывод, что дети – главные герои данной картины.

Лица детей не выражают каких-либо ярких положительных эмоций, скорее они сосредоточенные и серьезные, всем своим видом передающие важность момента. Художник передает внешние приметы времени (отсутствие школьной формы, джинсы у мальчиков) и внутренние тенденции в образовании (демократизация и гуманизация школы), которые проявляются в повышении активности учеников. В то же время, весьма популярные в обществе идеи индивидуализма еще не коснулись школы. Для художника ученики – коллектив, группа с достаточно тесными связями (видно как фигуры детей соприкасаются, перекрывают друг друга), да и учитель – часть этой общности.

В то же время педагог на иллюстрации заметно потерял свои позиции как руководителя, лидера, авторитета. Мало того, что учительница вялая, неэмоциональная, она к тому же абсолютно не контролирует ситуацию. Художник не дал ей формальных символов власти (указка, классный журнал) и даже изобразил с отсутствующим взглядом: она не видит учеников и погружена в себя.
Картинка сверху дополняет основное изображение, поясняет его смысл. «Школа – это не только праздник с цветами, это серьезно!» – готовит нам художник. На фоне головы учительницы (область ума, мысли человека) он поместил звездное небо. В изображении солнца читается мотив народного, сказочного (национальные корни, патриотическое воспитание), в целом же светило, звезды и комета скорее ассоциируются с научной картиной мира, которую педагог должен транслировать детям (хвост кометы расположен на уровне глаз и рта учительницы, а ее движение – в сторону учеников).

Расположенная рядом книга – азбука. Эта книга символизирует учебный труд детей и расположена непосредственно над головами учеников. Отношение к учению самого художника, вероятно, не слишком позитивное: плавание по морю знаний может быть связано с серьезными трудностями и опасностями (гроза и молния над кораблем). Но все же прочность и основательность судна, его стремительное движение дают надежду на успешное преодоление препятствий.

В целом изображение достаточно продумано, в нем представлен как событийный, так и символический, смысловой слой. Педагогу надо только правильно расставить акценты и помочь детям сформулировать необходимые выводы.
Следующие три учебника, выполненные в соответствии с ФГОС второго поколения, достаточно ярко отражают современные тенденции в оформлении детской книги.

На рис.2 представлены страницы Азбук и Букварей с иллюстрациями на интересующую нас тему «Учитель и ученик».
Рассмотрим внимательней созданные художниками образы.
Учебник тех же авторов, что и проанализированный выше (Горецкий В.Г., Кирюшкин В.А. и др., 2012), при формальном сохранении сюжета на смысловом уровне рисует нам несколько иную ситуацию (рис.3).

Можно отметить ряд существенных изменений в изображении: исчезла верхняя картинка, поясняющая позицию и роль ученика и учителя в учебном процессе, остался только праздник; дети облачились в школьную форму и стали более улыбчивыми; усилились индивидуалистические тенденции (дети не контактируют друг с другом); фигуры детей и учительницы «висят» в воздухе, они потеряли опору.

Особого внимания заслуживает образ учительницы. Она выглядит более уверенно, чем на предыдущей иллюстрации и демонстрирует гораздо больше активности, причем активность эта направлена непосредственно на учеников. Художник оживляет лицо улыбкой и румянцем. В изображении фигуры – признаки женственности, которые сам же автор пытается скрыть под мешковатым, явно большим пиджаком. Здесь проявляется традиция в изображении женщины-учителя: для детей она – источник знаний, который не имеет гендерных признаков. «Я не женщина, я – педагог!» - всем своим видом говорит она.
При всей внешней привлекательности учительницы и явной расположенности к ней учеников взаимодействия между ними не происходит. Педагог не только отделен от школьников пустым пространством листа, но и расположен визуально на ином уровне (как бы чуть ближе к нам). Создается впечатление, что дети идут мимо, хотя и смотрят на учителя. Эффект отчуждения, неприятия педагогом учеников усиливается еще больше, если мы обратим внимание на позу и жест учительницы. На приветствие такой взмах руки мало походит (хотя художник, вероятно, это и имел в виду). Скорее тут жест защиты, обороны: учительница пытается остановить и даже оттолкнуть приближающихся школьников. При таком отношении к детям никакие формальные признаки власти (журнал в руке) и не спасут авторитет учителя в глазах учеников.

В следующих двух учебниках (Андрианова Т.М. Букварь 2013, Климанова Л.Ф., Макеева С.Г. Азбука, 2013) главное центральное изображение уступает место серии рисунков, разрозненным смысловым фрагментам на тему школьной жизни. Данный подход приводит к упрощению сюжета, снижению его смысловой нагрузки, а менее тщательная прорисовка сказывается на художественной ценности изображения.

Взаимоотношения педагога и учеников в этих иллюстрациях становятся незначительной частью школьной жизни и, к сожалению, часто принимают негативный оттенок.
В Букваре Андриановой Т.М. (рис.4) школьник изображен во время ответа у доски, причем он явно испытывает затруднения: фигура напряжена; одна рука сжата в кулак, другая – спрятана за спину; нижняя часть тела «отрезана» столом, опора отсутствует; взгляд влево вверх – попытка вспомнить что-либо.

Ученик изображен в дискомфортной ситуации, а ведь ребенок, разглядывающий учебник, именно с ним будет ассоциировать себя и свою школьную жизнь.

Теперь посмотрим на учительницу. Несмотря на молодость, ее нельзя назвать привлекательной: старомодная одежда и прическа, огромные, уродующие лицо очки (кажется, что этими выпученными глазами она сейчас просверлит дырку в нерадивом ученике). Рассчитывать на теплую эмоциональную атмосферу на уроке тоже не приходится: наладить контакт с ребенком педагогу довольно затруднительно, ведь художник поместил между ними стул (барьеры общения и взаимопонимания).
В изображении учительницы много несуразностей: странная поза с вытянутой в неестественном положении правой рукой, совершенно неправильный захват мела, попытка писать, будучи повернутой к доске правым боком. Да и написанная педагогом буква не отвечает требованиям каллиграфии.

Как и ученик, учительница чувствует себя в ситуации урока неуверенно (чтобы создать себе дополнительную опору левой рукой держится за стол). Можно сказать, что ее положение неустойчиво и в прямом, и в переносном смысле. Художник фактически создал карикатурный образ некомпетентного педагога.

Из всех рисунков данной страницы Букваря (рис. 2, Б) именно этот наиболее близко отражает содержание учебной деятельности первоклассника и, к сожалению, именно он несет ярко выраженную негативную нагрузку.
И, наконец, Азбука Климановой Л.Ф., Макеевой С.Г. (рис. 2, В и Г). Здесь тоже используется прием раскадровки, эксплуатирующий клиповое мышление – мышление, которое оперирует смыслами фиксированной длины, быстро переключается между разрозненными смысловыми фрагментами, обладает большой скоростью обработки информации. Такое мышление и не может работать с семиотическими структурами произвольной сложности, неспособно к восприятию длительной линейной последовательности, в том числе книжного текста (К. Фрумкин, А. Фельдман).

Теме новой школьной жизни посвящен целый разворот: левая его часть описывает события 1 сентября, а правая – школьные будни. Изображения выполнены в яркой цветовой гамме, но, к сожалению, слишком упрощены, часто в ущерб художественной ценности рисунка.

Не будем подробно анализировать предметный ряд данных изображений и их смысловую нагрузку, отметим лишь странную трансформацию образа учительницы, которая из «доброй феи» (1 сентября) вдруг превращается в «злую колдунью» (школьные будни) (рис. 5, А-Б).

Таковы реалии современной школьной жизни в глазах некоторых художников-иллюстраторов детской книги. Трудно считать подобные медиасообщения объективным отражением действительности, и уж точно они не способствуют формированию у первоклассников положительного отношения к учению.

Итак, большая часть иллюстраций современных Букварей и Азбук рисует малопривлекательный образ учителя (плохого организатора, лишенного лидерских качеств, некомпетентного специалиста, с низким уровнем эмоционального интеллекта и отсутствием любви к детям). Ситуация учения или не показывается вовсе, или обозначена достаточно условно, иногда – в негативном ключе, провоцирующем состояние ситуативной тревоги у школьников. Ученики демонстрируют черты индивидуализма; образ классного коллектива, совместной деятельности практически отсутствует. Вместо идеи о смысле и ценности учения, о роли педагога как «проводника» знаний, референтной для младшего школьника личности, художники проецируют в иллюстрации свое личное отношение к школе, свои школьные страхи и комплексы, а также социально-психологические установки по отношению к педагогической профессии, существующие в современном обществе.

Еще одна заметная тенденция в иллюстрациях последних лет – попытка усилить развлекательный момент, упростить изображение и его восприятие, что приводит к снижению глубинно-смысловой и художественной ценности рисунка. Работа с такой иллюстрацией эксплуатирует клиповое мышление, которое оперирует только смыслами фиксированной длины и не может работать с семиотическими структурами произвольной сложности. Построение учебного процесса на основе систематического использования подобных изображений может привести к тому, что у младших школьников не получит должного развития способность к анализу, умение длительное время сосредотачиваться на какой-либо информации, быть «в контакте» с изображением и символическое мышление.

Все вышесказанное позволяет сделать вывод о необходимости повышения медиакомпетентности учителя. Педагог, работающий с детьми, должен уметь выбирать изобразительные тексты, адекватные учебным задачам, считывать смысловое поле иллюстрации, грамотно расставлять акценты при ее анализе, тем самым сглаживать, минимизировать негативное воздействие медиасообщений на психику ребенка.

Список литературы:


1. Андрианова Т.М. Букварь. – М.: АСТ: Астрель, 2013.
2. Большая советская энциклопедия: В 30 т. – М.: Советская энциклопедия, 1969-1978.
3. Горецкий В.Г., Кирюшкин В.А. и др. Азбука. Учебник: 1 класс. В 2-х частях: Ч. 1. – М.: Просвещение, 2012.
4. Горецкий В.Г., Кирюшкин В.А. и др. Русская азбука. Учебник: 1 класс. В 2-х частях: Ч. 1. – М.: Просвещение, 2002.
5. Давлетчина С.Б. Словарь по конфликтологии. – Улан-Удэ: Издательство ВСГТУ, 2005.
6. Зеленкова И.В. Факторы развития креативности в детском возрасте // Реализация принципа преемственности между дошкольным образованием и общеобразовательной начальной школой: Сборник статей и материалов научно-практической конференции. – Коломна: КГПИ, 2003. – С. 38 – 54
7. Климанова Л.Ф., Макеева С.Г. Азбука. Учебник: 1 класс. В 2-х частях: Ч. 1. – М.: Просвещение, 2013.
8. Краткий психологический словарь/ Под общей ред. А.В. Петровского и М.Г. Ярошевского. – Ростов-на-Дону: ФЕНИКС, 1998.
9. Осорина М.В. «Азбука» А. Бенуа (1904 г.) как энциклопедия рисованных ситуаций. [Электронный ресурс] URL: http://univertv.ru/video/psihologiya/ (Дата обращения: 12.05.2013)
10. Осорина М.В. Идеологическое лицо книги: психологический анализ обложек советского «Букваря» и «Азбуки» А. Бенуа // Детский сборник: статьи по детской литературе и антропологии детства. – М.: ОГИ, 2003. – С. 155 – 168

 

Рис.1. Горецкий В.Г., Кирюшкин В.А. и др. Русская азбука, 2002

А)                                                                              Б)

 

В)                                                                              Г)

Рис.2. Азбуки и Буквари по ФГОС второго поколения:
А) Горецкий В.Г., Кирюшкин В.А. и др. Азбука (УМК «Школа России»), 2012.
Б) Андрианова Т.М. Букварь (УМК «Планета знаний»), 2013.
В-Г) Климанова Л.Ф., Макеева С.Г. Азбука (УМК «Перспектива»), 2013.


Рис.3. Горецкий В.Г., Кирюшкин В.А. и др. Азбука, 2012


Рис.4. Андрианова Т.М. Букварь, 2013

Рис.5. Климанова Л.Ф., Макеева С.Г. Азбука, 2013


А) левая сторона; Б) правая сторона.

Дополнительная информация