Готовится к выходу 19-й, декабрьский номер. Последний срок сдачи материалов в номер – 25 января 2016 г. Опубликоваться ->>

 Магическое число новой журналистики

А.Л. Николов А.Л. Николов
Генеральный Директор - Первый заместитель
главного редактор телеканала Russia Today,
доцент кафедры журналистики и медиаобразования
Московского государственного 
гуманитарного университета имени М.А. Шолохова

 

Аннотация
«Журналистику эпохи 3.0», можно определить следующим образом. Это журналистика, которая имеет дело с информацией, обладающей тремя признаками бога (вездесущий, всезнающий, всемогущий). Это журналистика, которая осознанно и целенаправленно отделяет себя от прочих источников информации двумя основными признаками: качеством и достоверностью (в т.ч. иногда и ценой оперативности). Это журналистика, которая постоянно стремится к той же степени оперативности, что и другие источники информации, – т.е. стремится стать «журналистикой 86400».

Ключевые слова: новостная журналистика, достоверность информации, YouTube, социальные сети, качество новостей, оперативность.

A.L. Nikolov
CEO - The First Deputy of chief editor of Russia Today TV,
Associate Professor of Sholokhov Moscow State University for Humanities

Magic number of the new journalism

Abstract
"Journalism of era 3.0" can be defined as follows. This is journalism, which deals with information having three attributes of God (omnipresent, omniscient, omnipotent). It is journalism that consciously and purposefully separates itself from other information sources with two main features: quality and accuracy (sometimes at the cost of promptness). It is journalism that is constantly striving for the same degree of efficiency, as other sources of information, i.e. aspires to become "journalism 86400".

Keywords: news journalism, accuracy of information, YouTube, social networking, news quality, promptness.

Cкачать статью в .pdf

В своей статье я попытаюсь обозначить признаки этой реальности, и даже назову некое магическое число, которое, как мне кажется, можно считать в известном смысле символом этой новой эпохи. При этом хочу оговориться, что в моем выступлении речь будет идти исключительно об информационной журналистике. Не только потому, что я сам работаю в этой области, а потому что я убежден, что именно она и является собственно журналистикой, основой и сутью ремесла.

Прежде всего, хотелось бы обозначить один важный, даже основополагающий, момент. По моему убеждению, в основе тех колоссальных и вроде бы невиданных прежде изменений, которые происходят и уже произошли с журналистикой у нас на глазах, лежит на самом деле хорошо известный всем и неоднократно описанный процесс, уже однажды имевший место в истории человечества.

Я говорю о процессе отделения в общественном сознании «новостей» от «Новостей» (в оригинале доклада были использованы термины news и the news – А.Н.). Позвольте мне очень кратко напомнить, о чем идет речь.
В прежней реальности распространение «новостей», т.е. бытовой и непроверенной информации, было ограничено исключительно средой, где возможна прямая коммуникация между источником и реципиентом новости. При этом «Новости» - информация, подготовленная профессионалами, за достоверность которой источник был готов отвечать, – были в основном уделом СМИ.

Это разделение, как  известно, формировалось веками и возникло как ответ на потребность общества в достоверной информации.
Конкретные СМИ (сначала газета, а впоследствии также радиостанция и телеканал) вызывали, разумеется, разную степень доверия у конкретного потребителя – от полного доверия к полученной из этого источника информации и до абсолютного недоверия, по принципу «раз  написано в газете N – значит, неправда». Но в целом, несомненно, в массовом восприятии существовало (и в определенной степени до сих пор существует) особое отношение к информации, полученной из СМИ, – в отличие от той, что была получена от случайного источника.

В коллективном сознании, таким образом, сформировалась прочная ассоциация между массовым характером коммуникации и ее достоверностью.

Отсюда, собственно, и возникла сумятица в умах, когда новые возможности Сети 2.0 внезапно поломали прежние представления о «массовости». Иммунитет к недостоверной информации, выработанный коллективным сознанием на протяжении веков, внезапно перестал действовать.

С появлением Сети 2.0 возникло такое явление, как «псевдо-СМИ». Как грибы после дождя начали расти «блогеры-десятитысячники» – владельцы аккаунтов в социальных сетях, которые воспроизводили информацию из открытых источников и не вкладывали реального труда ни в поиск новостей, ни в их проверку, в лучшем случае ограничиваясь коротким комментарием. Другой разновидность «псевдо-СМИ» стали сайты-аггрегаторы, в которых сбор информации из других источников происходит без участия человека, а новости вообще не комментируются. Обе категории, являясь, по сути, паразитами, тем не менее получили аудитории, превышающие аудиторию многих СМИ. К счастью, время и тех, и других постепенно проходит, и я попробую предложить этому процессу объяснение.

В одном из прозвучавших сегодня выступлений коллега настаивал на том, что, говоря о процессах, происходящих в области распространения информации, мы должны использовать именно термин «революция», а не «эволюция». Думаю, что это утверждение справедливо.

Информация не просто стала распространяться быстрее или полнее, чем  раньше, – она практически вообще перестала быть дискретной. И это, действительно, совершенно новая ситуация, с которой человечество не сталкивалось ранее. Однако и это еще не все.

Думаю, что правомерно говорить о трех новых свойствах информации – что, в данном случае, тождественно понятию «новости» – которые характерны для «эпохи 3.0». Не вдаваясь в подробности, для которых здесь нет времени, просто обозначу эти три свойства.

  • Новости больше не имеют ограничений во времени и пространстве. Они доставляются на оконечное устройство (коммуникатор, планшет и т.п.) практически моментально и независимо от того, где находится обладатель этого устройства. У любого события найдутся свидетели, которые его немедленно зафиксируют с помощью своего мобильного устройства и немедленно сделают достоянием неограниченной аудитории.
  • Объектом распространения может стать абсолютно любая информация. Как бы ни горевали по этому поводу спецслужбы всего мира, торжественные грифы в стиле «вскрыть через 1000 лет» на глазах превращаются в условность, что убедительно продемонстрировали, например, Джулиан Ассанж и Эдвард Сноуден. Пример второго особенно характерен: АНБ (NSA) осуществляло глобальный перехват телефонных переговоров и переписки руководителей государств, успешно взламывая совершенно секретные, как казалось владельцам, базы данных. Но в итоге само АНБ точно так же оказалось жертвой утечки, остановить которую агентству оказалось не под силу. В результате возникла парадоксальная, даже забавная в чем-то ситуация, когда общественным достоянием стали сведения сразу двух уровней секретности: и исходная секретная информация, и секретная информация о факте похищении секретной информации.
  • Информация приобрела невиданную силу, причем универсальной эффективной защиты от злоупотребления этой силой, по-видимому, пока не существует. Несмотря на все попытки противодействовать этому процессу, до сих пор самый обычный подросток может запустить со своего домашнего компьютера новость о покушении на президента США – и в течение нескольких минут, пока не придет опровержение, произойдет обвальное падение на мировых биржах и еще ряд событий, которые окажут влияние на судьбы миллиардов людей.

Таким образом, перед нами субъект, который можно охарактеризовать как: 1) вездесущий; 2) всезнающий; 3) всемогущий. Конечно, всем вам знакомо это словосочетание  – перед нами не что иное, как атрибуты бога по Августину Блаженному.

Что ж, это действительно революция: новости приобрели явные признаки божества. И именно этому божеству мы – люди, работающие в информационной журналистике, – служим. Если угодно, мы являемся его жрецами.

Важнейшее свойство Сети – ее невероятная изменчивость. В ней все время появляются новые элементы, и преимущество получает тот, кто раньше других находит новые способы использования этих элементов.

Отличный пример – файлообменный сайт YouTube. По признанию Роберта Кинселла, вице-президента компании Google, разработчики, создавшие ресурс с удобным интерфейсом, позволяющий любому пользователю выкладывать свое любительское видео на всеобщее обозрение, были уверены, что их детище будет носить отчетливо выраженный развлекательный характер.
Но нашлись СМИ, которые почувствовали, что новый ресурс может обладать и другими возможностями. В частности, телеканал Russia Today (RT) первым из российских СМИ открыл на YouTube собственную официальную страницу.
Результат? В июле 2013 года RT стал первым информационным телеканалом в мире, который набрал на своей странице в YouTube более миллиарда просмотренных сюжетов. Как отмечал тот же Кинселл, владельцы ресурса к собственному удивлению обнаружили, что он стал восприниматься многими пользователями как источник новостей. И это произошло именно благодаря российскому каналу RT.

Не лишним будет заметить, что для обеих компаний  - и Google, и RT - этот проект стал источником устойчивого дохода благодаря продажам рекламных возможностей.

Другой областью, которую активно осваивает журналистика, стали социальные сети, причем здесь речь идет уже об иной, непривычной для СМИ стилистике. Если YouTube служит просто дополнительной площадкой для размещения видеорепортажей, сделанных в традиционном телевизионном формате, то социальные сети требуют уже в момент создания материала использования новых подходов, незнакомых традиционной журналистике. Особенно справедливо это для микроблогов, где размер сообщения ограничен жесткими рамками.

Однако, игнорируя тот же Твиттер, любое СМИ apriori теряет значительную часть своей потенциальной аудитории – тех, кто уже приобрел привычку узнавать новости именно в формате микроблога.

И наоборот: овладев языком, привычным молодежной аудитории, новостное СМИ может «зацепить» тот сегмент аудитории, который, как казалось многим, не интересуется серьезными новостями.

В качестве примера можно вспомнить о такой болезненной для России теме, как Великая Отечественная война. Не секрет, что уровень знаний молодого поколения в этой области оставляет, мягко говоря, желать лучшего, и школьные уроки истории в этом смысле мало что меняют.

Однако когда канал RT завел в русском сегменте Твиттера страницу Voina_41_45, то через некоторое время у нее появились десятки тысяч фолловеров. Выяснилось, что тема является вполне актуальной для молодежной аудитории – надо лишь научиться умещать ее в тот формат, который сегодня является для этой аудитории востребованным.

Но если социальные сети и другие ресурсы Сети предоставляют массовому потребителю возможность получать информацию в любой момент времени, в любой точке пространства и на любой вкус, то почему СМИ еще не умерли, вопреки многочисленным прогнозам?

Как удается убедить массового потребителя, что потока «новостей»,  которые он получает из массы источников, недостаточно, и что ему необходимы именно те «Новости», которые производят профессиональные СМИ?

Этот вопрос, естественно, самым непосредственным образом связан с другим вопросом, который регулярно задается сегодня: есть ли будущее у журналистики?

Мой ответ на этот вопрос – да. Это, конечно, отдельная большая тема, которую здесь развивать нет возможности. Но если сформулировать совсем коротко, то я вижу два главных фактора, которые позволяют и позволят в будущем СМИ выдержать конкуренцию со стороны социальных сетей и любых других источников «новостей», которые еще подарит нам Сеть.

Первый фактор – это качество. Причем речь здесь идет не только о качестве написания материала, т.е. традиционном преимуществе журналиста над дилетантом, которое, честно говоря, далеко не всегда представляется очевидным. Уместно говорить о качестве и в чисто техническом смысле.

Не случайно тот же канал RT был вынужден сократить ряд проектов и бросить все свои резервы на создание нового комплекса, дающего возможность вещать в формате высокого качества (HD), и по тому же пути идут другие крупные мировые вещатели. Новое качество изображения, кардинально отличающееся от прежних стандартов, – это как раз один из тех козырей, которые позволяют большим телеканалам успешно выживать в условиях конкуренции. И тут уж не до экономии.

Довольно распространенное представление о том, что сегодня кто угодно может сделать собственный успешный телеканал «на коленке», обманчиво. Наличие веб-камеры или мобильного телефона, а также теоретически неограниченная аудитория любого видеоблога в интернете создала у многих иллюзию того, что порог входа на рынок серьезных новостей снизился почти до нуля. На самом же деле этот порог, наоборот, даже вырос, в первую очередь как раз из-за возникновения нового формата, требующего почти полного технического перевооружения, а также дополнительных расходов на доставку более «тяжелого» сигнала.

Но зато, как только потребитель видит на своем экране видео небывало высокого качества, снятое к тому же первоклассным оператором, он резко теряет интерес к трясущейся любительской картинке, выложенной в социальной сети.

Это, разумеется, не касается исключительных, эксклюзивных кадров, которые может снять такой любитель, случайно оказавшийся «в нужное время в нужном месте». Но на таких случайностях построить постоянную аудиторию невозможно. Да и профессиональные СМИ давно научились быстро находить в Сети такие эксклюзивные съемки (например, используя тот же YouTube)  и инкорпорировать их в свой контент.

И второй фактор, позволяющий с оптимизмом смотреть на будущее журналистики  – доверие, которое опять возвращается к СМИ. Упоминавшийся ранее процесс отделения в массовом сознании «новостей» от «Новостей», который начался с появлением первых газет полтысячи лет назад, сегодня происходит снова у нас на глазах.

Но при этом потребитель, как бы ни ценил он достоверность, не готов пожертвовать той почти божественной «вездесущностью» информации, к которой уже привык за последние годы. Здесь самое время вспомнить, что любой бог непостижим – на этом сходятся, насколько мне известно, все религии. Но можно пытаться максимально приблизиться к богу – в чем, собственно, и состоит основной смысл любого служения.

И здесь я возвращаюсь к началу моего выступления – к обещанному магическому числу.

В свое время одним из символов новой эпохи  в информационном телевидении стала всем хорошо знакомая дробь 24/7. Когда в 1980 году Тед Тернер создал телеканал CNN, многим показалась безумной идея о том, что кому-то может быть интересно телевидение, которое круглые сутки показывает новости. И, как часто бывало в истории человечества, то, что выглядело безумным, стало в итоге классикой. Но времена изменились.

Еще буквально несколько лет назад и канал RT гордо писал в своем буклете, что является «телеканалом, рассказывающим о новостях в формате 24/7». Но сегодня такой подход уже не выглядит актуальным – тот, кто мыслит в категориях часов, заранее обречен на поражение.

Как же должна выглядеть сегодня концепция информационного СМИ? Наверное, еще год назад я бы сформулировал ее как 1440/7 – имея в виду количество минут в сутках. Но сегодня мне уже кажется, что эту станцию наш поезд проскочил без остановки.
Магическое число, которое, как представляется, могло бы быть символом журналистики эпохи 3.0 – это число 86400, обозначающее количество секунд в сутках.

Конечно, у нас нет пока способа сделать так, чтобы новость о событии попадала к нашей аудитории в ту же секунду, когда это событие произошло, и чтобы она была при этом гарантированно качественной и достоверной. Скорее всего, этого не случится никогда – хотя, глядя на то, как изменился мир прямо у меня на глазах, я уже ничего не могу утверждать определенно.
Но, во всяком случае, для журналиста-информационщика, который хочет заниматься своей профессией не только сегодня, но также и завтра, и послезавтра, именно это число – 86400 – должно стать новой путеводной звездой.
Таким образом, мой ответ на вопрос о том, как можно определить «журналистику эпохи 3.0», выглядит следующим образом.

  • Это журналистика, которая имеет дело с информацией, обладающей тремя признаками бога (вездесущий, всезнающий, всемогущий)
  • Это журналистика, которая осознанно и целенаправленно отделяет себя от прочих источников информации двумя основными признаками: качеством и достоверностью (в т.ч. иногда и ценой оперативности).
  • Это журналистика, которая постоянно стремится к той же степени оперативности, что и другие источники информации, – т.е. стремится стать «журналистикой 86400».

 

Дополнительная информация