Готовится к выходу 21-й номер. Последний срок сдачи материалов в номер – 25 августа 2017 г. Опубликоваться ->>

Урбанистическое пространство в коммуникативной оптике

УДК 316.77
БКК 60.55.66

Ольга Анатольевна ПичугинаОльга Анатольевна Пичугина,
доцент Российской академии народного
хозяйства и государственной службы
при Президента Российской Федерации,
кандидат филологический наук,
Этот адрес электронной почты защищен от спам-ботов. У вас должен быть включен JavaScript для просмотра.


Аннотация. В статье обосновывается концепция города как пространства отношений, дается характеристика этого пространства, определяются основные направления его исследований и формулируется актуальные исследовательские вопросы. Статья адресована исследователям и студентам, которые заинтересованы в широком понимании роли коммуникации  в урбанистической среде.
Ключевые слова: городские социальные коммуникации, коммуникативные исследования, город, медиа, социальные коммуникации.

 

Cities Through the Communication Lens

Olga A. Pichugina,
associate professor of Russian Presidential Academy
of National Economy and Public Administration,
Ph. D. in Philology,
Этот адрес электронной почты защищен от спам-ботов. У вас должен быть включен JavaScript для просмотра.

Abstract.  In recent paper author provides the concept of а city as a relational space, gives basic characteristics of this space, demonstrates research methodology of urban communications and marks main research questions. The paper is addressed to the scholars and students who desire to gain an in-depth understanding of the role of  communication in lived experiences of cities.
Key words: urban communications, communication research, urban studies, media, social communications.

Cкачать статью в .pdf

В урбанистических центрах проживает более половины население мира, и это число постоянно растет. Большие города сегодня – это не статичные структуры, а динамичные процессы производства и потребления разнообразия. Постоянные сдвиг, усовершенствования, видоизменения, неустойчивость стали нормой современной городской жизни. Прошедшие десятилетия показали, что различные медиа, технологии, софт и культурные практики являются драйверами изменений опыта взаимодействия с городом и придают новый облик городской социокультурной среде. Особенно явно эта динамика проявляется в коммуникациях: как и сами города, они все более и более усложняются. Городские социальные коммуникации сегодня напоминают клубок спутанных нитей. Понимание коммуникативной логики урбанистических пространств и их свойств, формирование интегрированных схем и моделей городских коммуникативных процессов становится принципиально важной задачей:  наравне с другими факторам, ее решение способствует устойчивому развитию общества.

Цель данной статьи – представить логику коммуникативных исследований сложного урбанистического пространства.

Город как пространство отношений (relational space)

Обращаясь к вопросам интеракций в городе, необходимым представляется сначала сделать акцент на современном понимании социальных коммуникаций. Это обусловлено тем, что в актуальных условиях термин «коммуникация» приобретает особое звучание, наполняется различными смыслами и используется для характеристики процессов взаимодействия во множестве сфер.

При изучении города коммуникация рассматривается не просто как тип взаимосвязи между людьми, предполагающий обмен информацией, а как сложное, комплексное, разноплановое социально-информационное взаимодействие. «Предпосылкой к коммуникации является наличие отношений между чем-либо и кем-либо, возникновение связи и, далее, взаимодействие на основе этих отношений» – пишет С.В. Клягин [1]. Возникающие интеракции понимаются как воздействия участников коммуникации друг на друга, взаимозависимость, изменение их состояний. Коммуникация выполняет преобразующую, формирующую функцию, создает и репрезентует жизненный мир.

Сам город уже является предпосылкой к коммуникации. В оптике коммуникатора современный город может рассматриваться как пространство отношений – процесс постоянных и непрерывных смысловых взаимодействий (интеракций), которые развивают (или нет) город.

C. Маккуайр отмечает, что пространство отношений в городе сегодня - «есть амбивалентная пространственная конфигурация, когда аксиоматический характер социального пространства устраняется в пользу активного формирования гетерогенных связей, соединяющих личное с глобальным» [2]. Он рассматривает город с позиции non-media centric communication, что в русском переводе может пониматься как «многоканальная социально-ориентированная коммуникация». С этой же позиции М. Андерссон подчеркивает, что значение медиа шире, чем этап конструирования сообщения и его трансляция по одному приоритетному каналу, например, через СМИ [3]. Д. Морли указывает на необходимость комплексного пространственного осмысления коммуникация: установленную коммуникацию, то есть подвижность смыслов и символов, нужно рассматривать относительно подвижности социума [4]. Морли предлагает поход к пониманию коммуникации, в котором глобальная инфраструктура коммуникации включает как сети медиа, так и дорог, маршрутов, а также логистику товаров и другие элементы. Сегодня повсеместно уже сформированы новые коммуникативные среды вокруг различных медиатехнологий [5]: они не просто передатчики информации, они организаторы и преобразователи.

Городское пространство является коммуникационной сферой как отдельных людей и организованных групп, так и информационных технологий. Уровень развития городского коммуникативного пространства значительным образом влияет на поведение людей, формирование общественных движений, социальную безопасность. В коммуникативном пространстве города – пространстве отношений – фиксируется относительная локальность множества коммуникативных явлений и процессов, проявляются их диспозиции и структуры связей между ними. Это пространство проявляется в наличии и в различных совокупностях медиа, практик генерирования, распространения (передачи) и использования коммуникативных сообщений и использования различных каналов [6].

Особенности коммуникативного пространства города

Внимание исследователей городских коммуникаций сосредоточено на мегаполисах, столичных городах и городах особого статуса или значения (финансовый центр, центр торговли, культурные центр и др.), потому что именно здесь наблюдаются сложности социального взаимодействия. Чем же характеризуется тип пространства, который вызывает исследовательский интерес?

Набор общих базовых характеристик современных больших городов в достаточной мере разработан и хорошо известен. К ним можно отнести: наличие экономических, финансовых, политических, образовательных, культурных и социальных хабов; развитую транспортную и информационную инфраструктуру; высокий уровень производства и потребления; высокую плотность и численность населения; большой запас постоянно возобновляемых ресурсов, в том числе и интеллектуальных; гибкие границы; постоянный рост; зависимость от мировой ситуации и в этом плане определенную несамостоятельность в выборе парадигмы развития; наличие большого числа социальных сообществ, в том числе и мигрантов; внутренняя разрозненность и алогичность; наличие несколько историко-культурных слоев.

На основании указанных характеристик и с учетом сложности крупных городов представляется возможным выделять ряд свойств города как пространства отношений:

  • многоуровневую и разнородную текстуру;
  • событийность коммуникации;
  • публичность коммуникации, но одновременно и
  • анонимность субъектов коммуникации;
  • чередование процессов включения/исключения из коммуникации;
  • визуальную составляющая  как базовое условие для коммуникации;
  • многозначность мест коммуникации.

Рассмотрим эти свойства подробнее.

Многоуровневая и разнородная  текстура

Как уже отмечалось выше, коммуникативное пространство города наполнено большим количество медиа. Города - пространства, переживаемые через медиа-тексты.  «Города - не чистые листы, а нарративные пространства, в которых вписаны определенные истории, мифы, притчи» - пишет Р. Линдер  [7]. Городской нарратив разрастается с огромной скоростью, трансформируются. Накапливаясь, истории создают текстуру, «ткань, в которую город буквально закутан» [8]. Под влиянием медиатехнологий и интенсивности, скорости информационных потоков в городе постоянно появляются все новые и новые тексты на разных культурных языках. Часть из них теряется в общем потоке, другая часть выходит на первый план. Одни тексты со временем «покрываются пылью на полке», другие же долгое время остаются актуальными (часто эта актуальность поддерживается искусственно). Сочетание этих текстов создают сложную многоуровневую разнородную текстуру, которая определяет динамический образ каждого отдельного города.

Наличие большого числа событий коммуникации

Событием можно назвать то, что заметно на форме повседневности и рутины, то, что вырывается за пределы обыденного потока жизни, возвышается над ним. Событие коммуникации определяется теми изменениями, сдвигами, новыми смыслами, которые происходят за счет совместного переживания, проживания его в пространстве отношений.  Результат события – всегда акцентированное изменение состояния, сдвиг в коммуникативном пространстве.

Город, мегаполис – фабрика по производству событий в различных сферах: политике, бизнесе, городском управлении, культуре, образовании, социоуме и др. Крупных и мелких, общегородских или локальных, районных, уличных; псевдо- и настоящих – их слишком много в городском пространства. За исключением таких событий, которые действительно напрямую влияют на жить в городе, а также личных, остальные трудно воспринимаются горожанином: они словно производятся ради самих себя и теряют свою исключительность. Состояние, которое возникает при перенасыщении событиями, Э. Дорфман называет «скукой-усталостью». Она является результатом полной поглощенности событием или событиями, которому человек не находит места в повседневной жизни [9] и которое невозможно масштабировать до личного уровня. Вместе с тем, горожанин вынужден постоянно соприкасаться с подробными события, так так он большую часть времени находится в публичном и медийном пространстве.

Публичность и анонимность в коммуникации

Публичное пространство подразумевает единство отношений участников, в котором формируются представления о них же самих и об окружающей действительности. Х. Арендт рассматривала публичность как организованную коммуникацию между несколькими людьми, в которой транслируются и формируются индивидуальные предпочтения, точки зрения, не связанные с их приватными интересами [10]. Публичное пространство, согласно Аренд, представляет собой условие как для развития внешнего, так и внутреннего. То, что не выходит за рамки частного, перестает развиваться. Город – есть постоянный выход из частного, пространство отношений формируется на основе публичности. Большое количество публичных пространств в городах нацелены на то, чтоб вытаскивать горожанина на улицу, порождать в нем стремление к познанию себя, другого и выстроенного пространства. Музей, кафе, парки, набережные, городские мероприятия, количество которых в современных городах огромно, создает постоянную необходимость выхода за пределы частного. Однако публичное всегда требует предметности и образности, а частная жизнь, напротив, по словам Р. Барта, есть не что иное, как та зона пространства где присутствует субъектность [11].

Объективация городского жителя в публичном пространстве приводит к анонимности и увеличению метальных дистанций. В быстротечной жизни город не успевает персонифицироваться, остается пространством анонимов. Таким образом, большой город является неузнанным пространством, что нарушает один из принципов коммуникации: через непосредственно данное (близ-лежащее) мы можем узнать нечто Другое (от-даленное) лишь при условии наличия дистанции [12]. В малых городах, ситуация иная: здесь город знает себя слишком хорошо, и понятие дистанции исчезает.

Чередование процессов включения/исключения из коммуникации

В силу бесконечной событийности городских коммуникаций и необходимости пребывания в публичном пространстве горожанин часто стремиться убежать из города, при этом оставаясь в нем. Он прячется в собственной квартире, в рамках сообщества, надевая наушники, открывая книгу или постоянно проверяя новости и сообщения в интернете в общественном месте. Таким образом он как бы исключает себя из коммуникативного пространства, создает себе иное пространство, воображаемое, в рамках уже существующего.

Е. Бунич в статье «По городу с плеером» показывает, как горожанин может создавать воображаемое пространство отношений. При нажатии кнопки «play» меняется ритм, меняется взаимодействие с другими людьми, безусловно, меняется звуковой и визуальный ландшафт [13]. Плеер, равно как и книга, или гаджет и др. становятся для него «гарантами неприкосновенности», «информационным щитом» [14].  Однако стоит снять такой щит, человек снова включитается в коммуникативный поток города, оказывается в публичном пространстве анонимов.

Визуальная коммуникация

Разнообразие визуального в большом городе огромно. Само понятие «визуальные коммуникации» является порождением города. Впрочем, здесь речь идет не только о зданиях, но и о всех формах визуального, которое сегодня встречается в городе. А. Рокамора в работе «Одевая город: Париж, город, медиа» подчеркивает, что одна из важнейших форм интеракции в городской среде – разглядывание [15]. Разглядывать в городе можно здания, улицы как комплексы зданий, городскую навигацию, вывести, рекламу, граффити и, наконец,  других.

Городское пространство, прежде всего, визуальное. Это не значит, что запахи, звуки в нем играют второстепенную роль, но именно визуальный контакт с городской средой позволяет горожанину получить (или не получить) ответы на базовые вопросы: где я нахожусь? куда мне двигаться дальше?  Вывески, реклама, навигация, причем не только их текстовое содержание, но, прежде всего, форма, размер, цвета и др. наравне со зданиями позволяют первично идентифицировать городское выстроенное пространство, себя в нем, найти (или не найти) ориентиры.  Граффити и стрит-арт являются новой формой городской оптики: они так же выполняют функцию навигации, ориентации в пространстве, демонстрируют культурное и субкультурное разнообразие, заново вписывают городские объекты в средовой контекст. Разглядывание других – одна и важнейших составляющих публичного пространства города, что позволяет горожанину идентифицировать социальную среду, в которой он находится. Чем больше городе, тем больше возникает необходимость в формировании и развитии его визуальной среды.

Значение мест

Место в городе можно описать как часть пространства, наделенная человеком множеством значений [16]. При этом у одного и того же места может быть множество значений, несовпадающих или совпадающих лишь отчасти. Это связано с разными переживаниями, которые испытывает человек, взаимодействуя с местом.

Места в городе преобладают над пространством. Горожанин не в силах наделить огромное городское пространство значением: оно складывается из значения отдельных мест на ментальной карте жителя. Таким образом, места можно обозначить как коммуникативные узлы, в которые соединяются различные смыслы. Эти узлы пульсируют, потому что новые значения и нарративы постоянно добавляются.
В медиатизированном городском коммуникативном пространстве проявляются так называемые «места в медиа» [17]. Чек-ины, селфи и пр. позволяют включать место и себя вместе с ним в медийный коммуникативный поток, при этом само место наделено личных восприятием пользователя.

Представленные выше характеристики коммуникативного пространства города можно рассматривать только комплексно, так все они являются взаимосвязанными и только в совокупности определяют непрерывный динамический процесс городских социальных коммуникаций.

Проблематика городских коммуникативных исследований

Исследования пространства отношений касаются путей и способов, которыми люди в городах соединяются (или не соединяются) между собой и с их городской средой через символические, технологические, и/или материальные средства.  Дж. Айелло и С. Тосони выделяет три направления городских коммуникативных исследований, которые сегодня являются наиболее актуальными: город как медиа, город как сообщение (содержание) и город как контекст коммуникации [18]. При изучении города как контекста для коммуникаций внимание исследователей направлено на те медиа-практики, которые представлены в городе. Город как сообщение рассматривается с позиции той информации о городе и его жизни (политической, экономической, культурной, социальной и пр.), которой обладают непосредственно жители, которую они производят.  Исследования визуальной городской среды, запахов, звуков рисуют картинку городу как одного большого сложносоставного медиа.

Л. Валле выделяет три типа социальных коммуникаций в урбанизированной среде: и коммуникация посредством городов,  коммуникации о городе, коммуникации в городе [19]. Первый тип определяет то, как горожанин воспринимает и идентифицирует город, а также себя и других через него –  это интраперсональная коммуникация в городе.  Второй тип предполагает формирование образа города в медиа – городские медиакоммуникации. В третьем акцентируется внимание на том, как люди взаимодействуют друг с другом внутри города – интерперсональная и групповая городские коммуникации.
В исследованиях продвижения и ревитализации урбанизированных пространств Т. Гибсон и М. Лоус концентрируются на следующих аспектах: производстве городских коммуникаций, то есть конкретных практиках формирования городских образов и смыслов; в широком смысле медийном тексте города; контексте – городском нарративе в обыденных практиках городских коммуникаций [20].

Исследования ученых из Urban Communication Foundation посвящены разработке и развитию научно-прикладной концепции «коммуникативных городов». Внимание Фонда обращено на коммуникативную среду города, которая включает в себя три группы элементов: места для интеракций, инфраструктуру взаимодействия, законодательное и политическое регулирование коммуникации [21].

В более узком, конкретном, плане актуальные исследования городских коммуникаций посвящены внедрению медийных технологий в городское пространство с целью повысить «читаемость» города для тех, кто его населяет; мигрантским сообществам в городском пространстве как ключевым в больших городах, их взаимодействию между собой и с коренными жителями; восприятию города, который формируются у различных сообществ; идентификации горожанина; полицентричности городов; новой урбанистической мифологии; влиянию выстроенного пространства на городские социальные коммуникации; языковым городским практикам (на каком языке говорит город?).

Коммуникативные исследования городского пространства носят междисциплинарный характер, не ограничиваются рамками жесткой методологии.  Они, как и коммуникативные науки в целом, реализуются на стыке социологии, филологии, философии, технических наук, управления, архитектуры и дизайна и др. На сегодняшний день наработан большой объем исследований городских коммуникаций в мировой практике. Вместе с тем, остается открытым вопрос о рассмотрении всех отдельных элементов городских коммуникаций в их непрерывной взаимосвязи, то есть о развитии интегрированного социально-ориентированного подхода к городскому коммуникативному пространству с учетом индивидуальной логики каждого города. Возникает необходимость в формировании междисциплинарной модели городских социальных коммуникации, мета-модели, которая бы на практике обладала гибкой структурой и могла учитывать индивидуальную логику каждого отдельного урбанистического пространства. Особенно остро эта проблема стоит сегодня в России, так как трансформации урбанистических центров в стране является одним из основных политических и экономических трендов. В них, к сожалению, далеко не всегда учитывается тот факт, что город является жизненным миром для человека.

Вывод
Урбанизированное коммуникативное пространство отличается рядом свойств, которые в совокупности формируют представление о городе как о сложной многоуровневой нелинейной и запутанной коммуникативной системе, которая сама себя воспроизводит и трансформирует. В сложном коммуникативном пространстве городов отчетливо прорисовываются четыре основных взаимосвязанных проблемных вопроса, которые могут лечь в основу интегрированной схемы городских социальных коммуникаций (см. рис.1):

  • чьим голосом говорит город? 
  • каковы сообщение города?
  • кому они адресованы?
  • как они передаются?

Эти вопросы относятся к базовым теориям коммуникации, однако акцентировать на них внимание в насыщенном и разнообразном пространстве отношений сегодня необходимо. Они отражают жизнь людей в городах, а не города как таковые. Каждый из вопросов представляет собой кластер, узел коммуникации, так как город – это многоголосье, скопление различных каналов коммуникации, средств, сообщений. Элементы, входящие в кластеры, различны в зависимости от индивидуальных особенностей пространства отношений, ситуации. Соответственно, различны и установленные взаимосвязи.

Поиски ответов на эти вопросы, а также выявление в этой схеме локальных коммуникативных сложностей и способов их преодоления, позволяют определить общую коммуникативную картину города, динамику ее изменений, и, в конечном итоге, способствуют созданию такого коммуникативного пространства, которое ведет к росту и развитию городов.

 

Список литературы:

  • Современные коммуникативные науки: Социальные практики как совместность слова/ Отв. ред. А.П. Логунов.– М.:ЛЕНАНД, 2014. С. 21.
  • Маккуайр C. Медийный город: медиа, архитектура и городское пространство/ Пер. с англ. – М.: Strelka Press, 2014.  С. 13-14.
  • Andersson M. Communication and convergent spaces: spatial practices among rural Inhabitants in Sweden. http://dspace.mah.se/handle/2043/14964 (дата обращения 01.08.2017).
  • Morley D. Belongings: Place, Space and Identity in a Mediated World// European Journal of Cultural Studies – 2001 – №4. рр. 425-448.
  • Fuller М. Media Ecologies: Materialist Energies in Art and Technoculture. – MIT Press, 2005. 280 р.
  • Пичугина О.А. Новый урбанизм в современных политических коммуникациях // Вестник РГГУ. Серия «Политология. История. Международные отношения. Зарубежное регионоведение. Востоковедение» –2015. – № 6(149). С. 36-43.
  • Собственная логика городов: Новые подходы в урбанистике/ Коллективная монография; отв. ред. Х. Беркинг, М. Лев. – М.: Новое литературное обозрение, 2017. С 105.
  •  Там же.
  • Dorfmam S. Every Day Life Between Boredom and Fatigue// Boredom Studies Reader/ ed. by M. Gardiner, J. Halayan. – L.: Routlege, 2017. рр. 180-192.
  • Арендт Х. Vita activa, или О деятельной жизни / Пер. с нем. и англ. В. В. Бибихина  – СПб.: Алетейя, 2000. 448 с.
  • Барт Р. Camera Lucida. Комментарии к фотографии/ Пер. с фр. М. Рылкина. – М.: Ad Marginem, 2008. 87 с.
  •  Стародубцева Л. Б. Медиум и дистанция// Международный журнал исследований культуры. – 2011. – Вып. 3 (4). С. 11-15.
  • Микроурбанизм. Города в деталях/ Сб. статей; под отв. ред. О. Бердниковой, О. Запорожец. –М.: Новое литературное обозрение, 2014. С. 94-110.
  • Там же.
  • Рокамора А. Одевая город: Париж, мода и медиа/ Пер. с англ. – М.: Новое литературное обозрение, 2017. 224 с.
  • Митин И. И. Мифогеография: пространственные образы и множественные реальности // Communitas / Сообщество. – 2005. –  № 2. С. 12—25.
  • Adams P. C. Geographies of Media and Communication: A Critical Introduction. – L.: Wiley-Blackwell, 2009. 288 с.
  • Aiello G., Tosoni S.  Going About the City:  Methods and Methodologies for Urban Communication Research //International Journal of Communication. – 2016. – №10. рр. 1252-1262.
  • Vale L. J. The Imaging of the City: Public Housing and Communication // Communication Research. Special Issue on Urban Communication. 1995. Vol. 22. P. 646−663.
  • Gibson T.A., Lowes M.D. Urban Communication: Production, Text, Context.  –Lanham, Md.: Rowman & Littlefield, 2007. 241 с.
  • Drucker S., Gumpert G.  The Communicative City Redux// International Journal of Communication. – 2016 –№10. рр. 1366-1387

 

Urban Communication Foundation. https://urbancomm.org/about-ucf/ (дата обращения: 02.08.2017).

См.:, например: Aiello, G., Tarantino М., Oakley K. Communicating the City: Meanings, Practices, Interactions.– NY: Peter Lang, 2017;  From Social Butterfly to Engaged Citizen: Urban Informatics, Social Media, Ubiquitous Computing and Mobile Technology to Support Citizen Engagement/edited by М. Foth, ect. – MIT Press, 2012;  Горожанин: Что мы знаем о жизни большого города/ Под. ред. И. Фурмана. – М.: Strelka-Press, 2017.

Дополнительная информация